Домой Новости В стране Алла Ломакина: страна, которая себя уважает, будет вкладывать в сельское хозяйство

Алла Ломакина: страна, которая себя уважает, будет вкладывать в сельское хозяйство

52
0

НЫНЕШНИЙ год для сельхозпроизводителей особый по ряду причин. Во-первых, он последний в пятилетке, завершить которую нужно на подъеме. Во-вторых, начиная с июля завершается санация хозяйств, которые попали под действие Указа № 253: какая судьба им уготована, ведь далеко не все смогли сдвинуться с мертвой точки. В-третьих, наряду с наращиванием эффективности сельхозотрасли стоит задача повышения зарплаты у тружеников села — смогут ли аграрии в конце года выйти на заветную тысячу? Об этом и многом другом  разговор корреспондента «СГ» с заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия Аллой ЛОМАКИНОЙ.

— Алла Леоновна, минувший год для сельского хозяйства сложился финансово неплохо, хотя легким его не назовут даже самые отъявленные оптимисты.

— Темп роста валовой продукции в хозяйствах всех категорий — 102,9 процента, а в организациях АПК — 104,2. Десять процентов прибавило растениеводство, животноводство перешагнуло 100-процентный рубеж. Практически все регионы обеспечили прирост, за исключением Гомельщины, где не сложилось ни с растениеводством, ни с животноводством. Со значительным отрывом идут Брестчина, Гродненщина и Минщина — все показатели практически вдвое выше. Но так возникло исторически, что эти три региона всегда на передовой. Опять же, даже в успешных регионах достаточно проблем. Но итог, результат будет там, где орган управления, словно дирижер, более качественно управляет процессом.

— Показатели растут, значит, можно говорить о том, что отрасль нащупала положительный тренд?

— Анализ последних лет это подтверждает. Вот и 2019-й свидетельствует: все регионы без исключения обеспечили рост выручки от реализации продукции, при этом Гомельская область прибавила лишь 2 процента. Наибольшие темпы за Брестчиной, Минщиной и даже Витебщиной — они обеспечили темп роста 113—116 процентов. На Гродненщине и Могилевщине — 109 и 106 соответственно. Прибыль от реализации продукции увеличена на 40 процентов. Правда, Могилевская область единственная не дотянула до уровня 2018-го — 87 процентов. При этом Минщина и Гомельщина прибавили в два раза, а Витебщина и вовсе почти в четыре. Правда, если в случае со столичным регионом речь идет об итоговых 203 миллионах рублей, то в двух оставшихся — 12 и 10 миллионов. На Могилевщине — 27, за Гродненщиной — 125, больше всего приходится на Брестчину — 217 миллионов с темпом роста 126 процентов. Чистая прибыль — 959 миллионов рублей, что вдвое выше, чем в 2018-м. В наиболее нуждающихся регионах (Витебском, Гомельском и Могилевском) ее рост даже превысил темпы трех более успешных областей.

— Как рост чистой прибыли и выручки отразился на количестве проблемных сельхозорганизаций — стало ли их меньше?

— В целом наблюдается тенденция сокращения. В 2017-м по чистой прибыли их было 201, а в прошлом — 131, или около 10 процентов от всего количества. В 2016-м, когда только-только началась работа по финансовому оздоровлению, речь шла о 321 хозяйстве. В среднесрочной перспективе, если удастся удержать ситуацию, сможем говорить о более реальных качественных результатах в аграрной отрасли. Почему? Обнадеживает, что сокращение количества убыточных хозяйств идет на фоне роста прибыли от реализации продукции. Это принципиально важно. Если в 2016-м убытки несли 547 хозяйств, то, по предварительным данным за прошлый год, их количество сократится до 463. Шаги небольшие, но они подтверждают: ситуация в отрасли стабилизируется.

Правда, было бы неправильно оперировать лишь количественными показателями, ведь убыточность сама по себе многофакторная. Финансовые результаты зависят в том числе от цен на ресурсы и закупочных. Сегодня мы говорим о том, что их диспаритет напрямую влияет на экономические процессы, существенно утяжеляя затратную часть. Это одна из причин, почему в 2018-м серьезно снизились результаты в АПК. 2017-й был удачным, потому что сложилась положительная конъюнктура на внешних рынках, и у переработчиков появилась возможность подтянуть уровень закупочных цен на сельхозпродукцию. Но развитие ситуации приостановилось в 2018-м — и сразу же это отразилось на показателях: количество убыточных организаций по чистой прибыли увеличилось до 221, убытки от реализации понесли 511 хозяйств.

— Немало сельхозпредприятий, где неплатежеспособность приобретает либо уже имеет устойчивый характер. Какие здесь прогнозы?

— Как правило, они из числа тех, где реализация продукции идет с убытком: по состоянию на сентябрь 2019-го из 463 хозяйств проблемы с платежеспособностью у 447, а начинали в 2016-м с 425. Здесь ситуацию сдвинуть несколько сложнее: если платежеспособность восстановлена с точки зрения коэффициентов, но нет устойчивой динамики и расчетов с кредиторами, они все еще остаются в этой группе. Новичков среди них немного: в 2019-м добавилось 30 хозяйств, которые оказались под действием Указа № 399.

Хочу при этом уберечь от ошибочного суждения, что с белорусским АПК творится что-то неладное. Схожие процессы происходят практически в каждой стране, где занимаются сельским хозяйством. Чтобы вырулить ситуацию и удержать отрасль на плаву, там также на государственном уровне применяются различные инструменты.

— Стабилизировать ситуацию призваны Указы № 253 и № 399. Насколько их применение оказалось эффективным?

— По Указу № 399 подводить итоги пока рано — еще года не прошло. Тем не менее большинство сельхозпредприятий демонстрируют положительную динамику: у многих улучшены коэффициенты платежеспособности. Если коснуться Указа № 253, то в 2016-м под досудебное оздоровление попали 323 организации. В 2019-м их осталось 106. По итогам прошлого года 48 восстановили платежеспособность. Улучшили показатели 19 хозяйств и в 39 ситуация не изменилась либо ухудшилась. Как запасной вариант для них — перейти в 399-й указ с более глубокой реструктуризацией задолженности. А вот для тех хозяйств, которые попали под антикризисное управление, приближается финиш. С июля начнут завершаться планы санации. Варианты развития событий: либо, рассчитавшись с кредиторами, хозяйство выходит в свободное плавание, либо в случае отсутствия положительных сдвигов начнется процесс ликвидации. Видим следующее: из 62 предприятий восстановили платежеспособность 4 и 24 улучшили показатели. В остальных ситуация не изменилась либо ухудшилась.

Правда, для них есть несколько запасных вариантов: по ходатайству облисполкома и райисполкома санацию можно продлить еще на 24 месяца. Но только при положительной динамике, растущем производстве и стабилизирующихся коэффициентах. Возможен даже выход в 399-й указ — если просчитывается возвратность долгов. Еще одно конструктивное решение: заключение мирового соглашения и поиск инвестора. В противном случае ликвидация неизбежна. Сегодня можно говорить о 30 потенциальных участниках этой процедуры: 21 — на Гродненщине, 8 — на Могилевщине и одно хозяйство на Брестчине.

— Исход не самый благоприятный для кредиторов. Но это может привлечь инвесторов, в первую очередь фермеров, которые хотят расширить производство, не обременяя себя чужими долгами.

— Это так. Если ситуация развернется по самому неблагоприятному сценарию, предприятие можно будет приобрести в условиях аукциона с понижением цены вплоть до одной базовой без долговой нагрузки. Это должно поспособствовать приходу инвесторов, в том числе фермеров, которые захотят внедрить свой опыт и показать положительный результат. Альтернатива неплохая, если мы ставим перед собой цель не только сохранить сельхозпроизводство, но и повысить количество эффективно работающих хозяйств. Собственно, не все так плохо, если знать, под каким углом оценивать ситуацию.

— Алла Леоновна, АПК нередко обвиняют в том, что он проедает государственные деньги. Насколько обоснованны и справедливы такие обвинения?

— Во всем мире сельское хозяйство без дотаций существовать не может. Так было, есть и будет.  И факторов здесь много, хотя бы диспаритет цен, социальная значимость сельскохозяйственной продукции, конъюнктура внешних рынков. К тому же без дотирования не обойтись, если мы говорим о продовольственной безопасности. Страна, которая себя уважает и хочет добиться социальной устойчивости и защищенности, будет вкладывать ресурсы в сельское хозяйство. Господдержка исходя из возможностей бюджета — это нормально. Спасибо огромное Президенту и Правительству, что оперативно и мобильно реагируют на возникающие трудности. В свою очередь мы прилагаем все усилия, чтобы каждый бюджетный рубль сработал максимально эффективно. В целом начиная с 2014 года идет снижение объема господдержки с обратной тенденцией роста эффективности. Правда, говорить о финансовой стабилизации рано. К этому нужно относиться не с агрессией, а с пониманием.

— Объем финансирования на текущий год в пределах 1,5 миллиарда рублей — это меньше, чем в прошлом году. Справитесь?

— Уточню: объем остается на уровне 2018-го. В прошлом году дополнительно выделялись средства, когда регионы пострадали от засухи. Структурно господдержка не поменялась. Разве что несколько изменятся подходы в распределении средств: помимо кадастровой оценки земель, будут учитывать и климатические факторы регионов с применением повышающего коэффициента там, где катаклизмы случаются чаще. 505 миллионов будет отправлено на поддержку сельхозпроизводителей в виде надбавок на реализованную продукцию и субсидий на текущую деятельность. С этого года будем выплачивать надбавки на мясо овец и шерсть — это связано с комплексом мер по развитию овцеводства. Остальное будет направлено на реализацию госпрограмм по мелиорации, племенному делу, семеноводству, рыбохозяйственной деятельности. На уровне 2019 года (1,4 миллиарда рублей) сохраняется и возвратный льготный кредитный ресурс.

— Какие прогнозы вырисовываются по зарплате? Не секрет: в сельском хозяйстве она одна из низких в реальном секторе экономики.

— В 2019-м зарплата выросла на 16 процентов: средняя по отрасли — 759 рублей. Самая высокая на Минщине — 842, Брестчине — 819 и Гродненщине — 759 рублей. В остальных трех регионах в среднем по 690. Делаем все для того, чтобы к концу года выйти на 1000 рублей. Но при этом нельзя допустить, чтобы рост зарплаты опережал рост производительности труда. Последний показатель доминирует только в трех областях: Брестской, Минской и Витебской.

Как бы нас ни ругали, все же увеличивается количество организаций с более высоким уровнем оплаты труда. Да, стыдно, но есть и такие, где зарплата ниже 400 руб­лей — их 6. Как правило, эти хозяйства находятся в процедуре ликвидации. Сами понимаете, какое там может быть производство. Но интересно другое: в 2017-м их было 303. Это качественный скачок, о котором нельзя не говорить. В группе 400—500 рублей начинало 350, а сейчас — 156: остальные пошли выше. С 370 до 490 увеличилось количество хозяйств, где каждый работник в среднем получил 500—680 рублей. В группе 680—750 рублей количество участников выросло с 62 до 129. И теперь самое главное: сколько таких, кто зарабатывает свыше 750? В 2017-м в элитном клубе было немноголюдно: 63 организации, зато в 2019-м их стало 309! Вот на этом и стоит делать главный акцент. И на том, что для любой положительной динамики нужно время. Проблемы отрасли быстро не решаются. Не бывает, что завтра проснешься и начнешь жить благополучно и счастливо. Нужно набраться терпения, чтобы нынешний тренд окреп и набрал обороты. В эту работу, засучив рукава, должен включиться каждый руководитель, каждый специалист и каждый работник.

— Алла Леоновна, спасибо за интересную и содержательную беседу!

Источник