Домой Новости В стране Будни сельского участкового

Будни сельского участкового

32
0

«Просят и с работой помочь, и дорогу отремонтировать. Но чаще звучит: приедьте и разберитесь».

Накануне Дня участкового инспектора, который отмечается 17 ноября, Intex-press полдня провела c участковым Виталием Романюком, намотала вместе с ним более 100 км по Барановичскому району и узнала, по каким вопросам его беспокоят, когда в деревнях чаще совершаются преступления, а также кто и зачем играет в прятки с милицией.

Участковый инспектор Виталий Романюк. Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Виталий Романюк родом из Новогрудка. Там же окончил колледж по специальности «коммерческая деятельность», а потом пошел в армию. В 2014 году сменил армейские погоны на милицейские.

– Хотелось чего-то нового. Мне предложили должность участкового в Барановичском районе, я и согласился, – поясняет Виталий смену сферы деятельности.

Спустя год молодой человек стал участковым инспектором в Новой Мыши, с 2017-го под его «присмотром» находится территория Городищенского сельсовета: 32 населенных пункта, где проживает около 4000 человек.

Семейные скандалисты и самогонные «заводы»

В 14.30 отъезжаем от Барановичского РОВД и направляемся в Заосье – нужно проверить местного жителя, который недавно вернулся из ЛТП. По словам участкового, мужчина периодически выпивал, любил поскандалить с женой, иногда выносил из дома вещи.

Мужчина встречает нас на улице. На вид ему лет 50. Завидев участкового, улыбается и приглашает нас в дом.

– Как с трудоустройством? – интересуется Виталий.

– В Стайки устраивался. Не берут, – вздыхает мужчина.

– А если в Городище будет работа?РЕКЛАМА

– Далеко добираться.

– Другие же ездят! – подмечает участковый.

– Кем тебя на работу возьмут? Кому нужен работник, который трудится до первой зарплаты? – вмешивается в разговор жена «скандалиста».

Женщина поясняет, что после ЛТП муж не пьет, «исправился», а с трудоустройством – проблемы.

– Смотри мне! Заеду в следующий раз, проверю, – говорит на прощание участковый.

По словам Виталия, алкоголь – главная причина проблем в деревне: большинство происшествий и преступлений совершается «подшофе».

– Самогон гонят. Забираешь аппараты, а потом узнаешь, что снова продают, – рассказывает участковый. – В поселке Гирмантовцы, например, завод строится, много рабочих живет. Так некоторые местные решили свой «завод» открыть – самогонный. Приходишь к ним с проверкой, так чуть ли не с кулаками кидаются – так свой бизнес отстаивают.

«Кто на чердаке прячется, кто в подвале»

Городище, куда мы направляемся из Заосья, – самый густонаселенный пункт на участке Виталия. Молодежи здесь немало, и школа, по сельским меркам, большая, говорит участковый. Но вместе с тем поселок – эпицентр преступлений. Оно и понятно: чем больше населения, тем больше и тех, кто нарушает закон.
Пик приходится на период с весны до осени.

– Зима – самый спокойный период. День короткий, холодно. А с весны злодеяния начинают всходить как подснежники после снега. В основном воруют. Много заявлений от дачников, – уточняет Виталий.

Позвонить участковому могут в любое время суток. По словам Виталия, ему чаще звонят ранним утром – например, в 6.00, или поздним вечером. Обращаются по разным вопросам: и дорогу отремонтировать, и с работой помочь, и просто посоветоваться. Нередко звучит: приедьте и разберитесь.

– Как-то позвонила женщина и говорит, что ее сын пьет дома. Скандалит, спрашиваю, или руки распускает? Нет, говорит, просто пьет. Приезжайте и разберитесь с ним. А я в такой ситуации кроме как провести профилактическую беседу ничем помочь не могу. Он же дома пьет и никого не трогает. Но приезжаю, разговариваю, – рассказывает Виталий.

Немало беспокойства доставляют и так называемые «обязанные лица» – люди, у которых забрали детей и после этого они обязаны трудиться, чтобы оплатить пребывание своих сыновей-дочерей в приютах и интернатах.

– Работать они не хотят, на работу не выходят. Приходится ехать и искать их, чтобы потом доставить по месту трудоустройства. И где их только не находишь: кто на чердаке прячется, кто в подвале. А одна женщина все время на печке пряталась, – с улыбкой рассказывает Виталий. – В отпуске был. Звонят ребята, говорят, не вышла на работу. Я сказал, где она может быть – нашли по моей наводке.

Игры в прятки просто какие-то…

«Милый, пока не напакостит»

Пока едем по Городищу, местные жители при виде милицейской машины останавливаются, кивают. Видно, что сельчане знают своего участкового. Виталий также кивает им в ответ.

Останавливаемся у одного из домов, где, по словам участкового, живет Владимир. Мужчина, ранее неоднократно судимый, отсидел в общей сложности более 15 лет, в основном за кражи. Недавно вернулся из мест лишения свободы. Такие, как Владимир, требуют постоянного контроля, поясняет Виталий.

Хозяин дома выходит на лай собаки. Увидев, что участковый не один, удивляется. А заприметив фотоаппарат, закрывает лицо руками.

– За что? Я же ничего не сделал, – недоумевает Владимир, а когда узнает, что «это просто корреспонденты из газеты», приглашает в дом.

– А можно в ту комнату не заходить? Пожалуйста. У меня там женщина, – тихим стесняющимся голосом спрашивает Владимир.

– Можно, – улыбаясь, отвечает Виталий.

Мужчина тут же характеризует участкового: «Во!» и показывает «класс».

– Аккуратный он у нас. Подойдет, побеседует – все как надо. Местные жители рады, что такой нам достался, – отмечает он.

В доме просто, но чисто и убрано. На столе в трехлитровой банке стоят свежие цветы.

– Любите цветы? – спрашиваю.

– Ага. Они красивые, запах в комнате стоит вкусный, настроение хорошее. Сам рвал! – с гордостью говорит Володя.

Мужчина производит приятное впечатление. Улыбается, разговаривает без мата, вежливо. Предупреждает, чтобы не зацепилась за порог. Сразу и не скажешь, что сидел.
Делюсь своими мыслями с Виталием.

– Ага! Милый, пока не напакостит, – с улыбкой отвечает участковый.

«Мне завтра умирать уже надо»

Следующий пункт – дом, который пользуется популярностью у пьющей части населения. Проще говоря – притон. В этом доме, по словам Виталия, живет Яша. Мужчина уже в преклонном возрасте. У него высшее образование, пишет стихи. Вот только пьет он с друзьями частенько. Иногда могут подраться между собой, но все вопросы решают мирно, без участия участкового.

– Никто на них особо не жалуется. Я приезжаю, контролирую, чтобы не расслаблялись, – поясняет Виталий.

С виду дом похож на заброшенный: повалившийся забор, сорняки в пояс, покосившиеся окна и дверь. Из дома слышится громкая музыка и голоса людей, которые явно о чем-то спорят.

Участковый стучит. Никто не отзывается, а потом раздается громогласное:

– Пошли вон отсюда!

После 20-минутных «переговоров» дверь все же открывается. Заходим. В комнате стоит туман из сигаретного дыма. Воздух спертый, пахнет гарью, спиртным и давно немытыми вещами. В углу прямо на полу лежит горка картошки, печка черная из-за копоти.

В другой комнате – попросторнее – темно. Два окна настолько грязные, что солнечный свет просто не попадает в помещение. На столе – радио, из которого звучит музыка, рядом каталог косметической продукции, ярко-красная помада и… большая Библия.

Два мужика курят и о чем-то разговаривают, третий спит на полу. Увидев милиционера, мужчины притихли, а потом сразу стали оправдываться, что «ничего противозаконного не делают». Виталий уточняет, все ли спокойно, не заходили ли к ним в последнее время новые гости. На все вопросы у Якова один ответ:

– Какое там?! Мне завтра умирать уже надо.

– Ты каждый день умираешь, – смеется участковый, и мы уходим.

«Устаю, конечно, но привык»

Перед тем как отправиться в Барановичи, заезжаем на непосредственное рабочее место участкового – опорный пункт в сельсовете. Опорный пункт – простой кабинет: шкаф для документов, два стола, два стула, тумбочка. У стены стоит велосипед.

– А это мы с коллегой недавно велосипед нашли за магазином. Забрали, привели на опорный пункт. Появится хозяин пропажи, верну, но сначала проведу с владельцем профилактическую беседу. Сегодня мы уделяем этому большое внимание: велосипеды на селе воруют нередко, – поясняет Виталий.

В машине участковый говорит, что справиться нам удалось раньше, чем обычно.

– Бывает, домой я возвращаюсь после 22.00. Устаю, конечно, но уже привык. Да и работа мне нравится. А когда что-то нравится, усталости не чувствуешь.

Источник