Домой Новости В стране Человек, который построил костел

Человек, который построил костел

84
0

Понятно – крестьянские (фермерские) хозяйства – как в свое время колхозы, если что-то и строят, то, в подавляющем большинстве, производственные помещения. А то, что называется, для души — всегда уходило на второй,а то и третий план. Но у Павла Павловича Дулинца – фермера из Глубокского района Витебской области — иначе…

Из агрономов в фермеры

Павел Павлович, как известно, из фермеров «первой волны» выжили в большинстве те, кто изначально был специалистом сельского хозяйства. Вы ведь тоже пришли в фермеры из колхозных агрономов? И поэтому выжили?

— Да, мой путь в фермеры достаточно стандартен. Родился на хуторе в Шарковщинском районе. Потом родители переехали сюда, под Глубокое. В семье было шестеро детей. Но только я избрал сельскохозяйственную профессию. Кроме меня в семье есть строители, работники банков…

А я, как полагается, отслужил в армии, окончил Горецкую сельхозакадемию, работал агрономом и потом главным агрономом племсовхоза «Озерцы» в Глубокском районе. Знаний хватало, опыт нарабатывался. Работа нравилась: все же достаточно крупное сельхозпредприятие союзного подчинения! Ответственность на мне лежала немалая.

— То есть, можно было оставаться в этом качестве и по сегодняшний день?

Конечно можно было. Но уже витала в воздухе идея фермерства, идея собственного дела. Более того, были приняты необходимые законодательные акты, которые позволяли самостоятельно работать на земле. И я решил создать фермерское хозяйство. Это был 1997 год.

Первые гектары

— Возникли проблемы с выделением земли?

— Нет, таких проблем не помню. Наши первые 20 гектаров мы получили довольно просто. Вообще должен сказать, что в Глубокском районе инициативным людям идут навстречу. Всегда, практически, помогают и уж точно никогда не мешают. Таким образом, и первые 20 гектаров в 1997 году, и еше 80 гектаров в 2000-м году были получены без затруднений. Итого у нас сегодня 100 гектаров земли.

Выращиваем картофель и овощи, капусту, морковь, свеклу… Пытались заниматься другими культурами – помидоры, огурцы лук — но они у нас как-то не пошли. В целом хозяйство окупается, хотя год на год не приходится.

Вообще, тут как в той поговорке: «Кому война, кому мать родна!» Например, был такой «золотой» 2010 год, когда Россию сильно засушило. Тогда за нашу продукцию, практически, бились оптовые покупатели. Цены взлетели под потолок!

Но, повторяю, год на год не приходится. Плюс нужно учитывать наши витебские земли. И балльность вроде немалая – 38 где-то баллов. Но как работать, когда на 400 метров – три почвенные разности: суглинок, супесь, торфяник? Если это смешать в кучу и расстелить – можно работать… Но так же не получается!

Начинаю подумывать о том, чтобы сменить специализацию. Возможно перейдем на зерновые…

— То есть, развития своего хозяйства на овощном рынке вы не видите?

— Говоря откровенно, я вообще не вижу возможностей развития. Догнать по объемам таких наших коллег с тысячами гектаров земли, как Семенов, Богачев, Пакуш и другие у меня все равно не получится. Не успею, и не смогу. Да и объемы — 100 гектаров земли на сегодняшний день меня вполне устраивают. Собственно говоря, даже не сто – в работе только 80 гектаров. А 20 затоплены плотинами бобров и превратились, по сути, в болото… Но и того, что осталось, мне хватает.

— Но и на этих 80-ти гектарах в одиночку не справиться…

— У меня 5 наемных работников, которые вполне успевают все сделать. Один из них в хозяйстве уже 20 лет, другой 10 лет. Остальные тоже давно – это уже, по сути, как члены семьи. Я стараюсь обеспечивать им 8-часовой рабочий день независимо от сезона. И зарплата постоянная в 20-25 рублей ежедневно, независимо от наличия или отсутствия работы. Воскресенье – всегда выходной.

Не понимаю, что такое: работать весь световой день. Помимо того, что человек вообще не должен надрываться, он еще и устает, неизбежно возникают поломки техники, ухудшается качество работ…

Кстати о технике: у нас два трактора МТЗ 82 с необходимыми прицепными и навесными агрегатами, есть грузовой транспорт

Получить от человека можно только то, что он может отдать

Владимир Маяковский писал когда-то о том, каким должен быть крестьянский труд: попахал – пописал стихи…

Вот-вот, именно так! А выжимать из человека последние соки – не мой стиль. Кстати говоря, не я один – многие так считают. Отсюда и взаимоотношения: как ты относишься к человеку – так и он к тебе… И потом: не всегда можно получить от наемного работника то, что ты хочешь. Получить можно только то, что он может. Чаще всего для нормальной работы этого достаточно.

— А ваши дети собираются унаследовать хозяйство со временем?

— У меня сын Владислав 16-ти лет и дочь Яна. У сына другие планы, а у дочери я как-то спросил: будешь фермершей? Она твердо сказала: нет, папа, не буду…

— То есть, проблема та же, что и у многих: кому оставить хозяйство?

— Да, проблема та же, что у многих. Примеров сколько угодно: знакомый фермер посадил большой сад, успешно занимается яблоками и ягодами. Но сын не собирается там работать, устроился на местную заправку. А у отца возраст уже… Кому передать?

В одном из районов области семья фермеров создала хорошую базу, построила в поле прекрасный дом! Но дети не собираются там оставаться. И кому теперь нужен этот дом в этом поле?

Ну и так далее… Но я отношусь к этой проблеме без особенных переживаний. Главное, чтобы наши дети нашли себя в жизни. А в городе это будет или в деревне – не так важно. И какой будет работа – тоже не так важно.

Ну все же профессия хлебороба – пусть не самая престижная, но очень важная…

— Я бы поставил вопрос иначе: а есть неважные профессии? Кто-то занимается грузоперевозками – важно? Конечно! Наш же урожай должен ведь кто-то доставить покупателю…

Кто-то занимается деревообработкой – важно? Безусловно…

Не нужно надевать на себя корону – мы такие великие, на земле работаем…Кстати говоря, мне не нравится, когда меня называют бизнесменом. Я крестьянин. А бизнес это в большинстве торговля. Нисколько не принижая важности торговли, я все же считаю себя выше – я производитель! А не будет производителя – нечего будет перевозить, продавать…

Другое дело, что нас, фермеров — производителей на земле, почему-то больше не становится. Я бы даже сказал, становится меньше. В районе было около 80 фермеров, а теперь, по моим подсчетам, меньше 30-ти. Разные: у кого-то 5 гектаров земли, у кого-то озеро в аренде, у кого-то агроусадьба…

Понятно, что в самом начале в фермерстве пробовали себя, в том числе, люди неподготовленные –без образования и даже без опыта работы в сельском хозяйстве. Понятно, что эти люди отсеялись, а теперь и в Беларуси, и у нас в районе количество стабилизировалось. Смущает только то, что нас, повторяю, не становится больше.

Для души

Много говорят том, что вы на свои средства построили в деревне костел? Это правда?

— Да, правда. И не только за свои деньги. Примерно 75% вложений моих, остальные – пожертвования…

— И все же, это немалые деньги. Почему вы их использовали так непроизводительно?

— Наверное, дело в том, что я из католической семьи, с детства приучен исполнять обряды. И в нашей местности много католиков. А наша деревня Озерцы в 12-ти километрах от города, не у всех и не всегда получалось посещать службы. Тогда и возникла идея построить костел.

В начале мы решили подыскать какое-то неиспользуемое здание и на его основе все сделать. Поездили с ксендзом, посмотрели. В начале обратили внимание на старую заброшенную баню. Потом директор нашего племсовхоза Валентин Павлович Воронов (кстати, православный по вероисповеданию) отсоветовал: из бани и получится баня. А на святое дело – давайте начнем с нуля…

И мы решили построить здание с нуля». И построили.

Почти два года готовили документы, закупали стройматериалы. Помогали соседние приходы, наш племсовхоз, люди приносили деньги… Мы с отцом сделали скамейки. У меня отец хороший столяр, наши скамейки стоят даже в Будславе, в костеле Вознесения Пресвятой Девы Марии

Словом, 12 лет назад состоялось открытие – хорошо было, торжественно и на душу ложилось… Теперь из Глубокого по воскресеньям приезжают ксендзы и служат имшу. Люди довольны, на службы все чаще приходит молодежь… Не сажу, что произошли какие-то радикальные изменения в жизни деревни, но, мне кажется, эта жизнь стала спокойнее, пристойнее.

Вообще, мне кажется, с появлением костела люди все больше думают о душе. Мы празднуем все полагающиеся 12 католических праздников. С каждым годом все больше становится тех, кто ходит в «пилигримку» в Будслав. И я с женой Светланой и детьми хожу обязательно. Как когда-то в первый раз сходил 14 лет назад, как почувствовал это удивительное единение с другими верующими, эту атмосферу душевного общения…  Так теперь и отказаться от этого не могу.

— Но далеко, все же – около 60 километров до Будслава, да? Пешком… Для детей немало, да и для взрослых не так просто пройти это расстояние…

— В обществе единомышленников оно не так уж и сложно. Да и по дороге люди к нам присоединяются, приветствуют, предлагают заночевать, укрыться от непогоды…

А сам Будславский костел с его святынями – это вообще отдельный разговор… Это словно глоток свежего воздуха…

— То есть, для вас фермерство – не только способ зарабатывания денег?

— Да, скорее это еще и стиль жизни, жизненная философия. Но, конечно, и способ зарабатывания денег. Без них никак. Но тут главное не потерять чувство меры: ну понадрываешься сам и тех, кто рядом надорвешь, ну заработаешь много денег… И что? В костюме за 500 долларов работать на поле не пойдешь. А съездить с семьей за границу я и при моих достатках могу…

Обеспечить детей, правильно направить их в жизни, чтобы нашли себя, свой путь, свое дело – вот задача! И, повторяю, не обязательно чтобы их дело было продолжением твоего.

Еще о фермерстве: как вы относитесь к деятельности БООФ? Участвуете ли, помогаете ли? И вообще, по вашему мнению, нужно ли участвовать и помогать?

— Я думаю, что инициаторы возобновления деятельности фермерской организации Беларуси делают очень большое и очень нужное дело. Я помогаю не только Витебской областной организации, перечисляю туда деньги, но и БООФ. У этой организации есть критики среди фермеров, в ее работе, безусловно, есть недостатки.

Другое дело, что критиковать не участвуя, не помогая легче всего. А организация, которая бы защищала интересы фермеров и представляла их, эти интересы во властных структурах, повторяю, необходима.

Беседовал Анатолий Гуляев

На фото: Павел, Светлана, их дочь Яна Дулинец: костел, который построил Павел Дулинец