Домой Новости В стране Деньги в банках на малый бизнес есть

Деньги в банках на малый бизнес есть

242
0

Где взять деньги на открытие и развитие своего дела?

Где взять деньги на открытие и развитие своего дела? Ответ на этот вопрос каждый предприниматель ищет самостоятельно. Одни рассчитывают на собственные сбережения, субсидию или помощь состоятельного родственника, но большинство все же идет в банк за кредитом. Именно этот финансовый инструмент становится все более востребованным у субъектов малого и среднего предпринимательства. Об этом говорит динамика выдачи кредитов. К примеру, в январе 2019-го МСП взяли в долг около 2242 миллионов рублей. Это на четверть больше, чем в аналогичный период 2018-го. За каким предпринимателем-заемщиком охотятся банки? За счет чего смягчаются условия кредитования? Как выгодно взять деньги для своего бизнеса?

Эти темы в конференц-зале «СГ» обсуждали гендиректор Белорусского фонда финансовой поддержки предпринимателей Петр Арушаньянц, сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор МАРГЕЛОВ, начальник управления малого и среднего бизнеса ОАО «Белагропромбанк» Дмитрий ПРИМАК, начальник отдела организации финансирования субъектов малого и среднего предпринимательства ОАО «Банк развития Республики Беларусь» Юлия КАВЕЦКАЯ, начальник кредитного отдела Белорусского фонда финансовой поддержки предпринимателей Иван ШИРОКОВ.

«СГ»: — Кредит под 11 процентов — это отличные условия?

В. МАРГЕЛОВ: — В сегодняшних реалиях, по моему мнению, нет. Инфляция, грубо говоря, 5 процентов. Это значит, что сейчас те люди, которые ничего не делают, зарабатывают 6 процентов. Рентабельность продаж у нашей промышленности — 7 процентов. Это те, кто пашет на свой страх и риск, то есть они чисто теоретически получают всего на один процент больше. Тогда выгодно просто положить деньги на депозит в банк и ничего не делать.

Когда-то были у нас кредиты под 70 процентов, стали под 11. Но суть, как мне кажется, не меняется. В развитых странах ситуация обратная: в банках Германии, к примеру, на депозитах отрицательный процент. То есть если вы положите деньги в банк, вы еще и заплатите за то, что они там хранятся.

Д. ПРИМАК: — Чтобы оценить, насколько адекватны для бизнеса 11 процентов годовых по кредиту и условия гарантийного фонда по предоставляемым гарантиям, давайте сопоставим данные условия с нашей спецификой.

Ресурсная база в белорусских рублях формируется, как правило, банками за счет привлечения депозитов физических и юридических лиц на локальном рынке: белорусские рубли «ходят» только у нас. Крупные корпоративные клиенты, как и частные лица, которые рассматривают целесообразность размещения денежных средств в банковский депозит, прежде всего оценивают уровень предлагаемой банками процентной ставки. Конкуренция вынуждает предлагать высокие процентные ставки в борьбе за вкладчика. Ставки по депозитам на сроки более года находятся на уровне 12 процентов годовых. Так что каждый может сам сделать вывод, насколько действующие ставки по кредитам адекватны.

Помните, я назвал цифру 1,7 процента. Это уровень просрочки МСП, которые кредитуются, как правило, по достаточно высоким ставкам. Мобильность бизнеса, готовность переформатироваться в сложных условиях делает его способным работать даже в нестабильных экономических условиях. 

Не стоит драматизировать ситуацию, особенно тогда, когда все, что делается в стране для бизнеса, способствует его развитию. Другой вопрос, как нам вместе сделать так, чтобы эти процессы масштабировались в тех размерах, которые заложены в Стратегии развития малого и среднего предпринимательства «Беларусь — страна успешного предпринимательства». Доля малого и среднего бизнеса в ВВП к 2030 году должна вырасти до 50 процентов. Это достаточно амбициозный вызов для страны и бизнеса.

П. АРУШАНЬЯНЦ: — Да, кому-то ставки по займам могут показаться высокими. И все мы помним, когда банки кредитовали под 50, 60 и 70 процентов. У нас, к примеру, в то же время была большая очередь: фонд деньги давал под 25 процентов. Я к чему: если умело пользоваться программами развития, особенно теми, в которых участвует государство, то даже с учетом маржи банка совсем другие проценты получатся.

И. ШИРОКОВ: — Допустим, наши финансовые продукты — займ и лизинг в белорусских рублях — предоставляются под 10 и 7 процентов годовых соответственно. По возврату денежных средств, предоставленных на таких условиях, у нас очень хорошие сроки — до 5 лет. Все инвестиционные проекты, которые направлены на развитие конкретного предприятия, можем профинансировать. Это касается любых этапов, начиная с покупки оборудования, заканчивая приобретением сырья.

«СГ»: — Может, тогда в менталитете белорусского предпринимателя проблема? Некое стеснение, дескать, как это я из маленького Лоевского района соберусь и поеду со своим бизнес-планом в большой и продвинутый банк…

В. МАРГЕЛОВ: — Нет в этом проблемы. Скажу больше: скоро заработает интернет-платформа, которая позволит устраивать своеобразные торги на право предоставить предпринимателю кредит. Условно говоря, сидишь на диване в доме на берегу Днепра, а за то, чтобы профинансировать твой бизнес-план, банки дерутся в режиме онлайн. Бьются за клиента, потому что он для них лакомый кусочек.

Лично у меня боязни на тему займов нет: с 1993 года кредитуюсь. Банковский кредит — норма жизни. Но есть большое количество людей, которые принципиально не хотят ввязываться в это дело. Почему? Одна из причин — санкции. Как бы наши партнеры ни говорили, если наступает просрочка по кредиту, банки действуют достаточно жестко. С представителями крупного бизнеса еще будут разговаривать о рефинансировании, а с мелкими — не церемонятся.

И. ШИРОКОВ: — Но тут предприниматель должен четко понимать: банк в переговорах — такая же сторона договора. Да, иногда она говорит с позиции силы, но там работают такие же люди, как и вы. Нужно правильно донести позицию, изложить суть проблемы. Уверен, в большинстве случаев вам пойдут навстречу.

«СГ»: — То есть если, к примеру, наклевывается просрочка, лучше рысью в банк?

Д. ПРИМАК: — Обязательно. Это как с доктором, лучше откровенно и честно признаться, чем мудрить. Мы, допустим, имея крупнейший опыт работы в сельхозотрасли, прекрасно понимаем, что на практике уйма нюансов, но научились управлять, договариваться с клиентами.

В. МАРГЕЛОВ: — Выстроена определенная модель поведения банков, но жесткие подходы проигрышны. Поэтому мы должны признать, что упомянутая модель будет трансформироваться. К примеру, уже сегодня говорим даже о развитии небанковской формы финансирования бизнеса. Знаю, готовится интересный проект указа Президента на эту тему. Суть в том, что прямое финансирование бизнесу может давать население через краудфандинговые, краудсорсинговые платформы. То есть обычный человек нажимает кнопку «инвестировать» и перечисляет деньги на определенный счет и с ней же зарабатывает.

Нам важно не опоздать в развитии. 7 процентов — хорошо. Если бы мы имели такую ставку три года назад, было бы вообще прекрасно, Петр Борисович. Нужно уже придумывать новые инструменты финансирования МСП. И мы намерены давать предложения, каким еще образом можно удешевить кредитование бизнеса.

Д. ПРИМАК: — Я соглашусь с Виктором Егоровичем в том, что банковский бизнес будет трансформироваться. Уже сейчас банк — это не организация, выдающая кредиты, а структура, которая умеет и управляет предпринимательскими рисками.

Ю. КАВЕЦКАЯ: — У нас продуктовая линейка динамично меняется. Поддержка производственных предприятий на селе, предпринимателей в сфере лесного и рыбного хозяйства… Только в прошлом году на финансирование подобных проектов мы направили больше 200 миллионов рублей, хотя планировали вдвое меньше. Спрос на дешевые кредиты огромный, и мы видим активность со стороны малого и среднего бизнеса. Да, ратуем за появление новых МСП, но есть еще один подводный камень — информационная и образовательная составляющая. Мы выезжаем в регионы, разработали программу по финансовой грамотности «Малый бизнес с результатом», рассказываем предпринимателям, как найти деньги на бизнес, какие есть источники финансирования. Многие просто о них не знают! Считаем, что именно в наших с вами силах, уважаемые участники дискуссии, подключать еще большее количество партнеров.

Важно же не только дать деньги, но и научить ими эффективно пользоваться. Логика проста: растет клиент, увеличиваются и доходы банка.

Д. ПРИМАК: — К сожалению, бизнесу никто не учит. Лишь 5—10 процентов людей — предприниматели по духу. Это те, кто хочет развивать свое дело и вести за собой других. Статистика железно подтверждает эту закономерность. Однако большинство устраивает получать зарплату и жить стабильно, чего не скажешь об истинных предпринимателях.

П. АРУШАНЬЯНЦ: — Всегда, когда ко мне приходят молодые предприниматели, говорю: поработайте хотя бы полгода-год наемным сотрудником в той сфере, в которой собираетесь отрываться. Сначала изучите отрасль и поймите, есть ли в вас предпринимательская жилка.

И. ШИРОКОВ: — И давайте смотреть правде в глаза: мало людей, кто помогает начинающим выстраивать бизнес-модель. А ведь нужно объяснять даже элементарное: как зарегистрировать фирму, где получить свидетельство, сложно ли оформить лицензию и так далее.

Полагаю, многие из здесь присутствующих видели, как это делается в других странах. Условно говоря, в учреждение приходит простой человек, где получает все необходимые документы, ему разрабатывают бизнес-план, модель по продажам и так далее… Одним словом, из здания заявитель выходит уже предпринимателем. К этой модели скоро придем, но пока, к сожалению, варимся в собственном соку.

В. МАРГЕЛОВ: — И на этом тоже мы хотели бы заострить внимание. Думаете, легко работать тем, кто по 10 лет в бизнесе? Нет. Тяжелые 90-е, когда партнерские отношения были не очень хорошими, наложили отпечаток, в том числе поэтому немногие предприниматели склонны к конструктивному сотрудничеству. Сторонятся друг друга, живут по принципу «пусть у меня плохо, но буду сам по себе».

П. АРУШАНЬЯНЦ: — Кооперация — понятие не только производственных цепочек, но и условий, где можно вырабатывать совместные решения. И Виктор Егорович очень точно подметил: проблема и в психологии. Многие выстраивают свой бизнес не по принципу, как произвести с партнером что-то совместно и заработать, а стараются выгадать именно за его счет.

«СГ»: — Противоположный пример на эту тему модные ныне стартапы — бизнесы, заточенные на получении быстрой прибыли. Не так ли?

Д. ПРИМАК: — Стартап — совершенно иная модель ведения бизнеса. Особенно в том, что они, стартапы, имеют реально уникальные бизнес-идеи, ориентированные на глобальные рынки, с которыми «выстреливают» и быстро максимизируют прибыль. Эффект отдачи инвестиций огромный, как, впрочем, и риски. Однако банки все больше проявляют интерес и приобретают опыт работы с ними.

В. МАРГЕЛОВ: — Присутствие стартапов в регионах — хорошее дело. Есть даже бизнес, который завязан на нем. Прямо как в «золотую лихорадку» в США: кто заработал больше всего? Продавцы лопат. Так и здесь. Деньги делают и те, кто учит стартапов, как стартовать, уж извините за тавтологию. Но человек должен сам разобраться досконально во всем. Для молодежи направление перспективное — это вовлечение в бизнес.

«СГ»: — Но разве такую роль, раз уж заговорили о новом поколении, не играют разнообразные школы предпринимательства? Примеров масса…

В. МАРГЕЛОВ: — Играют, но зачастую от того момента, когда человек загорелся идеей, и до момента минимальной готовности бизнес-плана проходит много времени. Это я вам говорю, исходя из опыта преподавания в Белорусском государственном университете.

«СГ»: — То есть наша леность берет верх?

В. МАРГЕЛОВ: — Нет, скорее недооценка сложностей, которые у бизнеса реально есть. Надо действительно делать, как Петр Борисович советует: идти и смотреть, как работает все изнутри. Потом решать, открываться или нет.

Ю. КАВЕЦКАЯ: — Лично я в этом вопросе немного разводила бы понятие стартапа в классическом его понимании и, скажем, малого производственного предприятия. Иногда ведь бывает так, что изначально в последние трансформируются как раз из стартапов.

Д. ПРИМАК: — Заметьте, очень хорошо, что в них есть экспортная составляющая.

В. МАРГЕЛОВ: — Но не все же могут уйти в IT. Хотя мы действительно на пороге цифровой трансформации экономики. Это значит, что производительность за счет автоматизации в некоторых отраслях будет резко расти. Появится еще вопрос: сможет ли МСП обеспечить высвободившиеся трудовые ресурсы к себе и обеспечить людям достойный заработок?

«СГ»: — Это отдельный разговор. Получается, если говорить о финансовых инструментах для МСП, банки еще тщательнее будут искать и тех, кому выдавать кредиты?

Д. ПРИМАК: — Предлагаю не обострять, а оптимистично смотреть на все, что происходит. У нас накоплено достаточное количество компетенций, проанализирован мировой опыт. Изучаем его, применяем у себя самое полезное. Ценно в этом, что путь, на который некоторые страны потратили 10—20 лет, мы можем проскочить за один-два года. Недаром говорят: если бежишь медленнее всех, есть шанс, что со временем можешь оказаться первым.

И. ШИРОКОВ: — Все заинтересованные должны активно участвовать в процессе внедрения самых лучших новаций. Допустим, систему гарантий мы отработали, запустили, готовы устранять вместе неточности. Следующий этап — проработка вопроса о расширении спектра услуг, который может быть дан банками в рамках предоставления наших поручительств. Например, аккредитивы.

В. МАРГЕЛОВ: — Деньги важны, но надо нацеливаться на результат — растить тех, кто пойдет в предпринимательство, а тем, кто уже в бизнесе, стоит помогать расширяться. Это наша общая ответственность.

Источник