Домой Новости БООФ Есть мнение

Есть мнение

194
0

В Беларуси невозможно создать разветвленную структуру фермерской организации – с центральным офисом и региональными отделениями…В стране слишком мало фермеров для этого, считает член Совета БООФ, один из основателей фермерского движения в Беларуси, кандидат экономических наук Константин Ермоленко

— Что значит: «мало фермеров»? Их не так уж и мало, все же около 3 тысяч…

— В свое время, когда фермерство в Беларуси только начиналось, мы изучали опыт Швеции. Там действительно есть центральный офис фермерской организации и 5 региональных структур. Но в Швеции, при сопоставимом количестве жителей, около 150 000 фермеров! То есть они, только за счет небольших по их меркам добровольных пожертвований, могут уверенно содержать эти структуры, в состав которых входят менеджеры, экономисты, квалифицированные юристы. То есть, те специалисты, которых БООФ не имеет. И, при сегодняшней финансовой ситуации, иметь не в состоянии. Потому что наши 3 000 КФХ это, если подходить всерьез, ничто – в плане возможностей содержать более или менее развитую структуру.

Я понимаю, все не так просто. Да, конечно, проблема, достаточно деликатна. Она затрагивает интересы многих людей и не может быть разрешена одномоментно. Тем более, что в стране уже существуют областные организации, у них есть руководители, которые получают мизерную, как правило, но все же зарплату. В каждом конкретном случае есть какой-то круг актива, собираются какие-то взносы… Тоже, как правило, небольшие…

Но разрушать то, что уже имеется, не предлагая ничего взамен, было бы неправильно. Я имею в виду, что проблема нуждается в обсуждении…

— Но вы же что-то предлагаете взамен?

— Мне кажется, что в нашей ситуации жизненно необходимо иметь дееспособную в организационном и финансовом отношении структуру именно в столице. Ведь именно здесь формируется аграрная политика, принимаются нормативные документы, главные решения во всех сферах жизни и деятельности страны. Здесь сосредоточены министерства и ведомства, в которые приходится обращаться для разрешения важных проблем.Защ

итники сегодня существующей (я бы сказал – едва-едва существующей) модели упирают на то, что областные организации «ближе к земле, к КФХ»… Но, в конце концов, территориальная близость при современных технологиях, не имеет такого значения как прежде. Помню, в самом начале фермерского движения для того, чтобы пообщаться с кем-то из коллег-фермеров, я должен был звонить по домашним телефонам не позднее чем 6.00 утра – позже люди уже были на полях, на фермах и связаться с ними не было никакой возможности.

Сегодня это уже не проблема. Вопросы контактов, мобильности давно разрешены. То есть, повторяю, территориальная близость областных структур к фермерским хозяйствам не дает никакого, практически, выигрыша в организационном плане.

— И какой, по-вашему, должна быть эта одна, но сильная структура, расположенная в столице? Сколько человек и чем они должны заниматься?

— Тут все, в общем просто. Должен быть, в первую очередь, исполнительный директор – не просто мальчик или девочка принимающие телефонные звонки, а серьезный, грамотный менеджер, ориентирующийся в вопросах организации и управления. Такой специалист должен хорошо оплачиваться.

Непременно должен быть грамотный, квалифицированный юрист. Практика время от времени возникающих конфликтов, в том числе с местными властями, показывает, что юристов, владеющих вопросами земельного законодательства, немного и их услуги очень дороги. А правозащитники в таких ситуациях реальной помощи оказать не могут.

В свое время, в Союзе фермеров был консультант, который профессионально помогал в сложных ситуациях. Сейчас его нет. В первую очередь потому, что нет достаточного количества денег на его содержание.

Впрочем, это относится не только к юристу. Мы не сможем пригласить ни одного эффективно работающего специалиста, пока не будет серьезных средств на оплату его труда. Волонтеры здесь не помогут.

Кроме названных уже специалистов, обязательно должны быть люди, профессионально занимающиеся сайтом БООФ… Занимающиеся работой со СМИ… И при этом получающие зарплату, на которую можно жить…

— Все опять упирается в деньги… А вообще — реально ли прийти к той структуре, о которой вы говорите?

— Сложно. Особенно в условиях, когда каждый фермер преследует свои интересы. Когда никто особенно не рвется играть в команде. Когда каждый сам себе режиссер. И не просто режиссер, а главный режиссер!

Такая ситуация, между прочим, очень выгодна даже не власти – там разные люди и много таких, кто нас понимает и сочувствует. Я помню, как в 90-х к ситуации в фермерском движении присматривались многие чиновники – особенно из тех, кто уже устали от колхозного строя. Именно они, кстати говоря, если не создавали, то активно помогали создавать те самые областные ассоциации фермеров – в Гомеле, Могилеве… Потом присмотрелись, увидели, что серьезного движения нет и отошли в сторону…

То есть, ситуация разобщенности в фермерском движении выгодна, как я уже сказал, даже не власти. Но она выгодна тем оппонентам нашим, которые есть не только во властных структурах, но и в обществе в целом.

И какое-то движение в правильном направлении начнется только тогда, когда большинство фермеров прозреет…

— Грубо говоря, эта проблема – все та же проблема жареного петуха, который должен клюнуть в определенное место?

— Я бы так не сказал, полагая, что до участия в оптимизации фермерском движении этой вредной жареной птицы пока дело не дошло. Но, повторяю, ситуация заставляет задуматься и фермеры должны, в конце концов, прозреть… Что не просто. А что касается региональных структур, то потом уже, когда фермерская организация прочно встанет на ноги, почему бы не иметь своих представителей в областях?

Повторяю, с тем, что я говорю, можно не соглашаться. И очень бы хотелось услышать мнение коллег. Надеюсь, что комментарии к этому материалу будут.

Беседовал Анатолий Гуляев