Домой Новости В стране Фермер из Краснопольского района разводит лошадей-тяжеловозов

Фермер из Краснопольского района разводит лошадей-тяжеловозов

18
0

Рупор большого табуна

Ветеринар Юрий Земцов из Краснопольского района занялся коневодством — бизнес рискованный, но очень перспективный.

Рабочая лошадка — фактически исчезающий в Беларуси вид. Фермеры из Краснопольского района решили подкорректировать ситуацию и занялись разведением животных. У одного из энтузиастов — Юрия ЗЕМЦОВА — табун уже насчитывает 50 голов. И он наметил увеличить его вдвое! Красавцев тяжеловозов выращивает и для себя, и на продажу. А еще собирается активно задействовать их в туризме.

Гиганты с бархатной шерстью и длинными гривами выглядят на пастбище несколько нереалистично. Сказочно что ли… Брутальные внешне, но мягкие по характеру, за хозяином ходят, как ниточка за иголкой, ласки просят. Погладить такого богатыря по крупу, по гриве — восторг. А сколько в этих исполинах грации… Шоколадная Звездочка — одна из любимиц Юрия:

— Ей уже 8 лет, это советский тяжеловоз. Такая лошадка весит до тонны, тогда как остальные мои исполины — латвийский, русский, литовский тяжеловозы — набирают килограммов 600—800.

Звездочку Земцов купил на Мстиславщине — на конезаводе, который специализировался на выращивании именно этой породы. Тамошние чистокровные силачи при Союзе были очень востребованы, не раз становились победителями всесоюзных выставок. Другого советского тяжеловоза — Рупора — привез с Витебщины (для транспортировки лошадей Земцов приобрел специальную перевозку).

Рупор — один из вожаков в табуне. Ему 12 лет. А жеребенку, который оттуда же, из Витебской области, на «пмж» перебрался на Могилевщину, всего полтора года. Если взрослые лошадки степенные и мирные, то этот очень активный, такие финты по полю выписывает, звонко ржет, других раззадоривает. Окрестили его соответственно — Режиссером.

От Краснополья до луга у деревни Городецкое, где резвится табун, — километров семь. Гнедым, пегим, вороным, рыжим лошадкам, жеребцам и стригункам здесь настоящее раздолье — 100 гектаров пастбища. Землю выделил райисполком. Еще столько же гектаров определил под сенокос. Земцов взял на работу 5 помощников — из местных, которые теперь и ухаживают за табуном.

О своих лошадках-богатырях Юрий может рассказывать долго и с упоением:

— Они не только по мастям разные, но и по породам, характерам. Есть любопытные, ласковые, самодостаточные, а вообще — все тяжеловозы спокойные и миролюбивые. В моем табуне еще и рысаки, белорусская упряжная лошадка.

Конюшен для подопечных Земцов не строил, оборудовал лишь зимний загон. Под открытым небом табун пасется круглый год. Юрий, опытный ветеринар, 10 лет отработавший в хозяйстве, объясняет: «Тяжеловозам никакие холода не страшны. Им воля нужна, хорошее пастбище, овес да сено. Одна лошадка за год сена тонн пять съедает, жеребенок — две».

В коней, в землю Земцов влюблен с детства:

— Сам вырос на Краснопольщине, с 10 лет в ночное ходил, родителям по хозяйству помогал — умел и оседлать коня, и в плуг запрячь. Тогда, лет 30 назад, лошадь в каждом дворе была. И в каждом колхозе — а их в районе насчитывалось почти 3 десятка — голов по 150—200. Увы, с годами поголовье стало катастрофически уменьшаться, а потом и вовсе на весь район остался один колхоз. И мне пришлось искать работу. В Могилеве.

В большой город Юрий, впрочем, переезжать не захотел. Несколько лет мотался туда-обратно — в офис. А потом твердо решил: пора заняться своим делом. Семь лет к этому шел и в мае 2017-го открыл фермерское хозяйство, занялся выращиванием бычков — на мясо и разведением лошадей — не столько выгоды ради, сколько для души. Ласково поглаживая тяжеловоза, фермер объясняет:

— В нашем районе не я один уверен, что от таких помощников отказываться нельзя. Еще несколько фермеров сегодня держат коней. Следом за ними и другие земляки осознали, что рабочие лошадки нужны на селе: огород перепахать, воды подвезти. Мой табун начался с десятка голов, которые впоследствии стали приносить потомство. Только в этом году я продал около 70 жеребят. Конечно, коневодство — бизнес рискованный. И быстрой прибыли тут ждать не приходится. Одна лошадь стоит от 1 до 3 тысяч долларов, а чтобы конеферма заработала на полную мощность, понадобится лет пять. Мы ведь не просто растим лошадей, но и занимаемся выбраковкой, селекцией. Можно, конечно, раскрутиться сразу — если купить одним махом, к примеру, сразу 30 породистых кобыл. Но не каждому такая роскошь по карману — отрасль ведь сегодня держится на энтузиастах.

Энтузиасты из Краснопольского района верят: на лошадку-труженицу надо делать ставку. Задействовать ее не только в сельском хозяйстве, но и в агроэкотуризме. Земцов пару лет назад за одну базовую выкупил здание бывшей сельской школы с пристройками. От него до пастбища — рукой подать, а места тут очень красивые. Отремонтировал, облагородил, этим летом открыл агроусадьбу «Маяк». Уже были и первые гости — из местных. Планов у фермера много:

— Будем привлекать туристов, организовывать прогулки верхом на лошадях, на бричке с ветерком, свадьбы с местечковым колоритом справлять, чтобы зимой люди на санях под звон бубенцов катались. И мне, фермеру, доход будет, и людям радость. Глядишь, и станут породистые кони своеобразным брендом этих мест.

КОММЕНТАРИЙ

Начальник отдела экономики Краснопольского райисполкома Андрей ФИЛИМОНИХИН:

— Краснопольщина и еще шесть районов области входят в состав юго-восточного региона Могилевщины, наиболее пострадавшего от аварии на ЧАЭС. Новый импульс развитию на наших землях производств и предпринимательской деятельности дал Указ «О социально-экономическом развитии юго-восточного региона Могилевской области», предоставляющий инвесторам и предпринимателям разные льготы и преференции. С момента его принятия в районе создано 233 новых рабочих места, из которых 31 — в этом году, зарегистрировано 29 коммерческих организаций, 4 крестьянско-фермерских хозяйства. Наши земляки занимаются лесопереработкой, торговлей. Несколько человек разводят лошадей, а значит, и мы на это очень рассчитываем, с их помощью активнее станет развиваться и агроэкотуризм.

Источник