Домой Новости БООФ Фермер Лилия Черник и ее мужчины…

Фермер Лилия Черник и ее мужчины…

57
0

В Беларуси, как известно, около 3000 фермеров. Почему «около» — понятно. Какие-то люди принимают решение стать фермерами, регистрируются, начинают работать и тогда фермеров становится чуть больше. Другие перестают работать по разным причинам (в том числе, разоряются…) и тогда фермеров становится чуть меньше. Турки говорят – «кисмет», что означает «судьба»

Как, опять же, известно, фермеры работают в разных отраслях: животноводство, растениеводство, садоводство… Но есть и еще одно существенное различие: бывают фермеры мужчины, а бывают фермеры женщины. Мужчин значительно больше. По подсчетам автора, при среднем количестве КФХ в районе от 30 до 40, от 2 до 8 из них возглавляют женщины.

Лилия Николаевна, существует такая поговорка: «Есть три способа разориться: самый быстрый — скачки, самый приятный — женщины, а самый надежный — сельское хозяйство». В вашем случае: женщина, которая занимается сельским хозяйством…

— Вы имеете в виду: не грозит ли мне разорение? В таких случаях говорят обычно: не дождетесь!  Хозяйство работает уверенно и развивается. Мы начинали с двух овец, сейчас их 500. У нас 100 гектаров земли, свой трактор, 7 лошадей. Мы не берем кредитов и никому ничего не должны.

— Что касается «не должны» — тут помогает ваше образование экономиста?

— И образование, и предыдущий опыт работы в крупной фирме именно в этом качестве… Но главное, все же, стремление добиться результата. Ведь у меня и у мужа – у нас никогда не было опыта работы с овцами. А сейчас сама лечу овец, стригу, принимаю ягнят… Да, и режу тоже сама…

А начинали, повторяю, с двух овец. Потом уже, когда зарегистрировали КФХ, перебрались в деревню Криштофово в Дзержинском роайоне, арендовали у местного хозяйства ГП «Путчино» сарай для овец…

С сараем интересная история… Когда уже, что называется, встали на ноги, задумались о том, чтобы этот сарай выкупить. В немалую копеечку обошлись оценка, вызов специалистов… В итоге, нам назвали сумму в 35 000 долларов. Уж очень круто за сарай, который мы за свой счет ремонтировали, проводили воду, электричество…

Решили пока воздержаться. 

Кстати говоря, бывший руководитель «Путчино», теперь работающий в институте картофелеводства Дмитрий Леонидович Зуев очень хорошо о вас отзывается. Дословно: «Лилия Николаевна и ее муж люди работящие, порядочные. В то время, когда другие жарят шашлыки на дачах, они приезжают и в буквальном смысле слова, «ишачат» на своей ферме. Заготовили кормов для овец на полтора года вперед… Навели порядок на территории»

— Спасибо ему за добрые слова. Скажу только, что и нам было комфортно с ним работать. Как и с председателем Дзержинского райисполкома Николаем Ивановичем Артюшкевичем, и вообще с руководством района и области. Все возникающие вопросы решаются. Скажем, в части выделения земли – все решалось оперативно. Не всегда столько, сколько просили. И не всегда там, где просили. Но, повторяю, все решалось и решалось оперативно…

— Со сбытом продукции нет больших проблем?

— Со сбытом всегда есть проблемы. Но у нас пока все нормально. На рынке стоять за прилавком не приходится, слава Богу! Сейчас нашу продукцию знают, к нам приезжают и покупают. Тем более, что мы используем только экологически чистые корма и не используем, к примеру, комбикорм. В первую очередь потому, что он насыщен разного рода добавками.

Мы засеваем наши 100 гектаров кормовыми культурами, в том числе кукурузой. А поскольку своих прицепных агрегатов пока нет, арендуем технику у ГП «Путчино». Влетает в копеечку, зато убираем в оптимальные сроки.

Хотя в ближайшее время собираемся покупать грабли, косилку, пресс… И тогда будем делать все сами.

— Если уж о сбыте… Вы ведь производите не только мясо, но и шерсть, и шкуры…

— С этим, как раз, довольно сложно. Вот сейчас идет сезон – будем стричься. То есть, стричь овец. Я купила машинку в Германии для стрижки за 600 евро. Но на пятой овце она затупилась, перестала работать. Знаете, овцы на выпасе ходят, в шесть набиваются колючки…

Так я приловчилась стричь обычными портняжными ножницами. Но со сбытом, повторим, сложно. Фабрики по переработке далеко, транспортные затраты велики…

— Насколько я понимаю, «коня на скаку останавливать» и входить в горящую избу вам не приходится. И все же: тяжеленные рулоны с кормами, стрижка и все такое — под силу ли женщине эта нелегкая и большая работа?

— Что касается коня, то тут все в порядке. Я вполне уверенно езжу верхом, хотя, конечно в том смысле, который имел в виду Николай Некрасов, практиковать не приходилось. 

На тракторе тоже могу…

Но работы действительно много. И одна я, конечно, не справилась бы… Но рядом есть очень надежные мужчины: крепкий рослый муж Игорь и двое крепких рослых сыновей – Андрей и Александр, которые приезжают по выходным. Они всегда рядом, с ними можно горы ворочать… Не говоря уже о рулонах с кормами в полтонны весом…

— То есть, вам не приходится заботиться о наемных работниках?

— Тут тоже не все просто. Наемных работников у нас сейчас нет. И не потому что они не нужны… Проблема в том, что стоящие, грамотные, трезвые работники уже востребованы в ГП «Путчино», в каких-то иных местах. И к нам часто приходят люди пьющие, бестолковые, неустроенные…

Они многое обещают, но ни на что не способны. Поэтому лучше без них…

Вы говорите, у вас лошади… Это тоже часть бизнеса, или тут какие-то другие интересы?

— Да, это тоже часть бизнеса. Конечно, лошади часто используются для того, чтобы что-то перевезти… Но в большинстве у них другое назначение.

Летом, как правило, приезжают друзья и друзья друзей. У нас ведь тут очень красивые места, замечательное озеро с очень чистой водой. В солнечные дни видно, как рыбка подплывает к крючку с наживкой…

Можно кататься на лошадях… У меня есть подруга, которая без лошадей буквально жить не может. Приезжает с детьми, все отдыхают, все счастливы.

— Вам, как главе КФХ, довольно часто приходится ходить по инстанциям и «решать вопросы»… Как вы считаете, вам, женщине, решать вопросы во всякого рода инстанциях проще чем мужчинам или наоборот?

— Да как вам сказать… Думаю, дело тут не в гендерных предпочтениях. Я человек коммуникабельный и всегда знаю, чего хочу – во-первых.

Во-вторых, часто бывает так, что в процессе переговоров нужно идти на какие-то компромиссы. И тогда я, в рамках возможного для хозяйства, иду на эти компромиссы.

В-третьих, нужно понимать, что если ты представляешь интересы своего хозяйства, то твой собеседник тоже представляет интересы государственных или иных структур. Поэтому и общаться нужно доброжелательно, корректно… Таковы мои правила.   Наверное, потому, что соблюдаю их, всегда – или почти всегда — добиваюсь положительного результата.

Но что касается документов – мне проще чем моим мужчинам уже хотя бы потому, что у меня экономическое образование. И в части бухгалтерии у нас всегда все в порядке. А у мужа образование юридическое и ему было бы сложно разобраться…

— Вы – хозяйка фермы. Это как-то совпадает с вашими детскими мечтами? Или вы хотели чего-то иного?

— Я точно не собиралась быть фотомоделью. И так же точно не собиралась быть экономистом… Но у меня мама ветврач и мне всегда нравилось лечить животных. И сегодня, применительно к моим овцам, я все делаю не хуже специалистов. То есть, в определенной степени, детские мечты сбылись.

Кстати о специалистах…В Беларуси их мало, практически нет. Вот было возникла проблема: пошли болячки на губах у овец. И никто не мог помочь! Я тогда перерыла весь интернет, подобрала диагноз, лечение – вылечила!

— То есть, вы по мироощущению горожанка или сельчанка?

— Не знаю, как вам сказать… У меня квартира в Минске на Каменной Горке. И весь уклад жизни городской. С другой стороны, занимаемся сельским хозяйством — до нашей фермы 25 минут на машине. Это по времени меньше, чем от Каменной Горки до тракторного завода на метро.

Ферма находится в деревне Криштафово. Мне здесь нравится. И с соседями у нас отношения самые лучшие. Тут в основном дачники, им иногда нужна помощь: «Николаевна, помоги!»

И мы помогаем: вспахать, скосить… Словом, мы и деревенские, и городские… Так бывает?

— Наверное… Главное, что все складывается. И тогда еще вопрос: вы ощущаете себя членом сообщества фермеров. Вы вообще знаете, что есть такое сообщество – БООФ? Белорусское общественное объединение фермеров…

— О том, что БООФ существует знаю. Но каких-то деловых или иных контактов не было. Платить взносы не приходилось.

Хотя, мне кажется, нужно было бы. Уже хотя бы потому, что у каждого из нас однажды возникают проблемы. И они часто похожи, часто уже выработаны эффективные методы решения. То есть, очень часто один и тот же путь нам приходится проходить по разному. Хотя опыт коллег мог бы оказаться очень полезным. И в этом смысле организация очень нужна.

— Чего бы вы хотели в ближайшем будущем?

— Себе и близким только здоровья. И главное: чтобы ничего в государстве не менялось в худшую сторону. Пусть будет так как есть – но не хуже. Чтобы люди могли покупать нашу баранину.  Чтобы мы спокойно работали, чтобы у сыновей все было нормально… Чтобы мы дождались внука… И я могла однажды взять его за руку, привести на наше озеро и показать: вот рыбка, а вот ягненок…

Беседовал Анатолий Гуляев