Домой Новости В стране Фермеры Минской области, владея 3 процентами земли, имеют 14 процентов от общей...

Фермеры Минской области, владея 3 процентами земли, имеют 14 процентов от общей прибыли, полученной в АПК

67
0

Вместе можно добиться большего

Председатель Минского облисполкома Александр Турчин называет фермерские хозяйства новыми точками роста экономики региона

Кто такой фермер? Сельчане часто называют его паном. Сами хозяева земли именуют себя не иначе как ее заложниками. В широком представлении это те люди, которым по душе их жизненный уклад, тот случай, когда охота пуще неволи, и один из скрепов, что дает надежду деревне. Потому государство на законодательном уровне гарантирует им равные условия хозяйствования наряду с крупными сельхозпроизводителями. Предполагалось довести долю фермерства к 2020 году до 4,5 процента в общем производстве сельхозпродукции, но в 2018-м КФХ произвели ее на 414 миллионов рублей, или 2 процента от общего объема.

Глава фермерского хозяйства «Антей-сад» Мядельского района Виктор ЧЕБОТАРЬ.

В перспективе именно фермерские хозяйства могут стать одной из точек роста экономики региона, повлиять на улучшение качества жизни. Такое мнение высказал председатель Миноблисполкома Александр Турчин во время заседания по вопросу развития фермерских хозяйств.

Диалог получился острым и неформальным. В формате открытого микрофона Александр Турчин выслушал всех, кто к нему подходил, с кем-то соглашался, с кем-то спорил, кому-то обещал помочь.

О том, что КФХ работают эффективно, можно судить по цифрам, приведенным на встрече. Занимая 3 процента сельхозугодий столичной области, имеют долю в выручке 5 процентов, за 2018 год получено 157 миллионов рублей. Производство принесло 18 миллионов рублей прибыли. Казалось бы, немного, учитывая, что всего в центральном регионе 1025 КФХ. Но это 14 процентов всей прибыли, полученной в АПК Минской области за год. Рентабельность реализованной продукции — 16,8 процента. По области — 3,7 процента. В Березинском районе фермеры сработали с 53 процентами рентабельности. У копыльских КФХ ее уровень превзошел 50 процентов.

Экономическую погоду в столичном регионе делают предприниматели от земли, владеющие в среднем 100 гектарами. Всего у них без малого 50 тысяч гектаров. Есть пять тысячников: «Ункомбел-АГРО» в Крупском, «Антей-сад» в Мядельском, «Нехвядович» в Воложинском, «КХ Пакуша И.А.» в Молодечненском районах. 4200 гектаров у ФХ «Высокая Старина» на Пуховщине. Средний размер участка — 49 гектаров. Для сравнения: на Могилевщине это 120 гектаров. В прошлом году создано 49 КФХ на 1849 гектарах. Вместе с тем ликвидировано 31 хозяйство на площади 1400 гектаров.

Прозвучало и такое мнение: «Если бы нам свободно давали землю, то мы за 30 лет вышли бы на более высокий уровень развития». Это точка зрения  председателя Минской областной ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Николая Силина. Право на жизнь она имеет, но в экономике, как и в истории, конечно, не бывает сослагательного наклонения. Мы работаем и принимаем решения здесь и сейчас. Что надо предпринять для расширения зоны влияния мелких частных сельхозпроизводителей, доказавших свою жизнеспособность?

Темп роста производства валовой фермерской продукции в столичном регионе с 2013 по 2020 год — 177 процентов. Получается, в среднем на 11 процентов даже в неурожайные годы. Показатель можно увеличить вдвое, втрое, считает Николай Силин, но надо расширяться. Иначе тупик. Сегодня количество земли имеет значение. У фермеров Минской области в руках картофель и другие овощи — более 40 и 60 процентов соответственно от общего объема производства. Прогноз практиков: китайские лук и чеснок, другие овощи и зелень не попадут на наш рынок — и мы можем почувствовать дефицит на прилавках. Такая же ситуация возникнет и в России, других республиках, куда шли китайские фрукты-овощи. Очень бы хотелось, чтобы открывшуюся нишу заняли белорусы. Фермерский картофель сейчас со свистом уходит в Украину, Молдову, Македонию, Словению, а это валюта для страны.

Но складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, на местах фермерам отказывают в выделении земли, с другой — не знают, что делать с угодьями предприятий, у которых долги в несколько раз превышают их выручку. Из 64 жалоб, поступивших за три года в облисполком от руководителей фермерских хозяйств, больше половины связаны с земельными проблемами. Совестливый человек, может, и писать не будет, но земля ему нужна. «Насколько мы увеличили бы производство продукции?» — задал риторический вопрос Николай Силин.

Удивительно, даже когда руководство района дает добро, от ворот поворот может последовать от директора сельхозпредприятия, и он вполне законно мотивирует отказ выгодой для своего хозяйства. Еще одно препятствие в получении участка: свободные площади находятся далеко от ФХ. В этом случае отказывается фермер. Соломоново решение может быть одно: кто работает эффективнее, тот и забирает землю.

Председатель облисполкома Александр Турчин дал поручение председателям Воложинского и Вилейского райисполкомов, где в последнее время возникли такие разногласия, принять взаимоприемлемое решение для обеих сторон.

Однако весь имущественный комплекс неэффективно работающего хозяйства пока сельским частникам не по карману. «Это как теленка поставить впереди паровоза и заставить тянуть весь состав», — сравнил процесс реформирования проблемных сельхозпредприятий фермерами Николай Силин.

Фермер Игорь ПАКУШ.

— Каких-то острых проблем и сложностей нет, — не драматизирует ситуацию глава крестьянского хозяйства в Молодечненском районе Игорь Пакуш. — Но мы все понимаем, что КФХ как таковые переросли стадию эксперимента, начавшегося в 1990-х. Мы набрались сил и заняли определенную нишу. Теперь очередь государства углубленно посмотреть на перспективы развития фермерских хозяйств, потому что они могут стать отличным фундаментом, на котором в дальнейшем сможет формироваться сельское хозяйство. Это поможет закрепить людей в деревне. Фермеров надо рассматривать как инвесторов. Да, они не очень крупные, у них нет гигантских капиталов, но они готовы вкладывать в землю свой труд, знания, финансы.

Для начинающих имеет значение доступная программа кредитования. Банки требуют такого залога, что человеку от земли предоставить кучу поручителей и ликвидное имущество фактически невозможно.

Нет проблем с выделением земли в Мядельском районе. Только работай! Хозяйству, которое возглавляет Виктор Чеботарь, 22 года. Основной вид деятельности, с которого начинали, — садоводство. Эта отрасль, казалось бы очень прибыльная, принесла и риски. В 2017 году из-за нетипичных морозов в апреле фермер потерял сады с самыми ценными сортами яблок и вишню. Чтобы сохранить коллектив, Виктору Иосифовичу пришлось перестроить всю работу:

— Мы попросили в районе дополнительные сельхозугодья под зерновые, травы и овощи. Начали выращивать садовую землянику в теплицах на 2,5 гектара. Сегодня это перерастает в инновационный проект по производству и внедрению оздоровленной рассады ремонтантных сортов земляники для закрытых грунтов на основе биотехнологий.

Теплицы фермерского хозяйства Чеботарей.

Предприятие дочери Виктора Чеботаря Виктории занимается органическим земледелием. 200 гектаров уже сертифицировано. В этом году к «экологии» добавят еще 246 гектаров. Согласовано 1900 гектаров под экопроизводство. Общая площадь двух хозяйств составит 2700 гектаров. Из экологически чистой ржи фермеров Мядельского района Молодечненский комбинат хлебопродуктов выпустил первую партию муки. Они выступают инициаторами разработки комплекса мер, обеспечивающих господдержку всех категорий производителей экологически чистой продукции, в первую очередь направленных на доступность экопродуктов для белорусов.

— Не так, как в Москве, где в маленьком магазинчике, куда я зашел, за очень конкретные деньги продавались продукты с зеленой этикеткой, — привел пример Виктор Чеботарь. — А на последней выставке «Прод­экспо» только немецкий хлеб был с зеленым листиком. Ниша огромная!

Сбыт — это все. Проблема актуальна и для крупных, и для мелких производителей. И если колхозы, имея объемы, наладили связи с переработчиками, то фермерам трудно вклиниться со своими мелкими партиями сырья. Пытался и Дмитрий Крылов из Дзержинского района:

— Семнадцать лет мы занимаемся козами. Двенадцать из них надеялись, что в стране найдется переработчик для нашего молока. Но тщетно. Приняли решение построить перерабатывающий цех всего на тонну сырья. И столкнулись со многими препонами. Сегодняшний огромный законодательный пласт, считаю, не позволяет строить маленькие предприятия: настолько серьезные нормативы по санитарии, ветеринарии, а когда строишь, подключается со своими требованиями ряд ведомств. Мы худо-бедно открылись, и вот пять лет продаем продукцию в гипермаркетах, поставляем сыры в Москву и чувствуем себя на ногах. Но это единственный маленький молокозавод в стране. Теперь я понимаю, почему нет мини-заводов и цехов переработки. Едешь по Европе и видишь: там каждый второй фермер делает сыры, йогурты и тут же у него есть маленький магазинчик.

Возможно, для малых предприятий нужны упрощенные требования к переработке, считают фермеры. Но это будет местная продукция с ограниченным радиусом продаж, как, например, во Франции.

— Мы, конечно, можем поехать во Францию и там развиваться, но если выходим на широкое производство, то должны делать так, как того требуют госстандарты. Это продукты питания, — парирует Виктор Чеботарь. — Можно иметь какие-то отклонения, разрабатывать свои техусловия, но для этого надо иметь грамотного технолога. Извините, ХАССП никто не отменял.

Все сказанное на встрече Александр Турчин подытожил так:

— Фермеры могут вдохнуть новую жизнь в деревню. Только совместными усилиями государства и бизнеса можно создать конкурентоспособную экономику в стране, а также добиться значительно больших результатов, чем каждый может достичь в отдельности.

Источник