Домой Новости В стране Как будут работать интеграционные структуры АПК Витебской области

Как будут работать интеграционные структуры АПК Витебской области

27
0

«Никого в агропромышленные объединения силой не тащили. Каждое хозяйство само делало выбор»

Новые технологии внедряются для человека, чтобы ему лучше жилось, комфортней работалось

Александр Лукашенко совершил рабочую поездку 15 мая в Витебский район, чтобы лично оценить опыт северного региона по созданию интеграционных структур в сельском хозяйстве. Для АПК это новая форма работы, и, похоже, она успешно приживается. Вывод Главы государства таков: 

— Наверное, мы нащупали земную форму — интеграционную структуру. Благодаря вам всем нащупали. Мое дело уже было проанализировать и сказать да или нет. Я вижу, что это земное. От земли идут корма, а потом молоко, мясо — на переработку. Переработал, продал, денежные потоки пошли туда, откуда пришли молоко, мясо. Это нормально. И так мы можем за пять лет Витебскую область возродить.

Какие изменения происходят в АПК региона, как будут работать интеграционные структуры, какую поддержку оказало им государство? На эти и другие вопросы «СГ» попросила ответить заместителя председателя Витебского облисполкома Бориса ЕФРЕМОВА.

— Борис Сергеевич, после подписания 25 февраля 2020 года Указа № 70 «О развитии агропромышленного комплекса Витебской области» в регионе созданы 7 агропромышленных объединений на базе ОАО «Верхнедвинский маслосырзавод», «Витебский мясокомбинат», «Молоко» г. Витебск, «Поставский молочный завод», УП «Глубокский молочно-консервный комбинат», «Оршанский мясоконсервный комбинат», «Полоцкий молочный комбинат». В них вошли 107 сельхозпредприятий. А всего их в области 239. По каким критериям решали, кого брать под крыло, а кого оставить в свободном плавании?

— В агропромышленные объединения (теперь они так называются) включены финансово неустойчивые хозяйства, которым требуется помощь для ведения хозяйственной деятельности. Если бы предприятия-локомотивы не взяли их на прицеп, они не могли бы существовать, стали бы банкротами. А в союзе с переработчиками есть возможность сохранить коллективы и производственную базу, на основе которой можно развиваться дальше. Вне этих холдингов остались крепкие сельхозпредприятия, имеющие инвесторов, уже входящие в другие интеграционные объединения, например Витебская бройлерная птицефабрика, а также хозяйства, находящиеся на финансовом оздоровлении в рамках Указа № 399.

— Зимой я был в хозяйстве Лиозненского района, которое нельзя назвать финансово крепким. Но руководство сказало, что не хочет в агропромышленное объединение. Как поступали с такими сельхозпредприятиями?

— Во время посещения Главой государства Витебской области в ноябре прошлого года и при обсуждении минувшей зимой у Президента проекта Указа № 70 этот вопрос поднимался. Было четко сказано: не надо хозяйства принудительно загонять в холдинги. Каждое должно самостоятельно сделать свой выбор. Мы так и поступали. Кто не хотел, того не включали.

— А если тот, кто сегодня сам по себе, завтра передумает и попросится в объединение. Его примут?

— Теоретически это возможно, но на практике спустя три месяца после выхода Указа № 70 область уже не сможет отсрочить долговые обязательства таких хозяйств. Если для ранее вошедших они растягиваются на 15 лет, то за новичка, если у него тощий банковский счет, головное предприятие должно будет сразу платить. Это нерациональное расходование денег. На такое никто не пойдет. Однако если кому-то из таких сельхозпредприятий со временем действительно станет невмоготу, встанет вопрос о невозможности существования, то выход все же есть. Их можно целиком или по частям присоединять к хозяйствам в составе агропромышленных объединений, укрупнять. То есть там количество не увеличится, а просто возрастут площади, материальная база, число работников.

— В трех из четырех агропромышленных объединений, созданных еще по Указу № 320 от 25 августа 2016 года «О развитии сельскохозяйственного производства Витебской области», сейчас поменялись головные предприятия. Почему пришлось пойти на такой шаг?

— Ко времени принятия Указа № 320 из-за финансового состояния других предприя­тий по главе интеграционных структур могли стать только переработчики зерна в Орше, Полоцке и Глубоком. Они выполнили свою функцию по сохранению сельхозпроизводства в своих сырьевых зонах. Но теперь головное предприя­тие обязано гасить отсроченные долги хозяйств, вкладывать средства в их развитие. Для этого должна быть максимальная концентрация выручки. А больше всего денег от реализации товаров поступает переработчикам животноводческой продукции. Поэтому у руля обновленных холдингов и стали Полоцкий молочный, Глубокский молочно-консервный и Оршанский мясоконсервный комбинаты.

— Следующий вопрос будет, несомненно, трудным. После выхода в 2016 году Указа № 320 было много положительных эмоций: мол, объединим в четыре интеграционные структуры производителей сырья и переработчиков, от поля до прилавка, и все будет хорошо. Но получилось, что утопающие стали тянуть за собой спасателей, интеграционные структуры — работать с убытками. Не боитесь, что история может повториться?

— Для начала давайте разберемся вот в чем. Есть люди, которые утверждают, что Указ № 320 не сработал, поэтому пришлось принимать новый. Считаю: нельзя быть столь категоричными. Да, не все выполнено из того, что планировалось. В сельхозпредприятиях интеграционных структур не достигнут требуемый уровень производства сырья, выручки, рентабельности, прибыли. Это не позволило им стать самодостаточными. Но, с другой стороны, если бы не нормативный документ, то те хозяйства до 2020 года не дожили бы. Они стали бы банкротами, пустовала бы земля, люди остались бы без работы. А благодаря холдингам у них появилась новая техника, другие материальные ресурсы, и сельхозпроизводство там существует. Это главное. А вот сейчас благодаря отсрочкам и рассрочкам долгов в рамках Указа № 70 у них появится возможность получить глоток свежего воздуха, чтобы развиваться дальше, наращивать уровень производства и со временем разрешить все проблемы.

— Чтобы развиваться, нужны инвестиции. Где их взять?

— Согласно Указу № 70 принято распоряжение председателя облисполкома о размере обязательных отчислений на спецсчет Витебского концерна «Мясо-молочные продукты». Переработчики будут вносить туда 3 процента из выручки от реализации товаров, работ и услуг после уплаты платежей в бюджет, остальные предприя­тия — не менее 1 процента. Деньги пойдут на погашение обязательств, закупку материалов, техники, скота, минеральных удобрений, средств защиты растений и т.д.

— Любые реформы не принесут результата, если не будет решаться главная проблема — увеличение производства сельхозпродукции. Какие здесь ставятся задачи на перспективу? Как их намечается решать?

— К 2025 году планируется надаивать от коровы не менее 5 тысяч килограммов молока (2019-й — около 4 тысяч), увеличить производство говядины на 30 процентов, свинины — на 70. Конечно, животноводство начинается с кормов. В области около 400 тысяч гектаров зерновых. Если с каждого собрать по 30 центнеров, валовой сбор будет 1,2 миллиона тонн. По силам ли нам такая урожайность? Вполне. Почему надо именно столько зерна? Для общественного животноводства требуется 855 тысяч, 120 тысяч — госзаказ, 250 тысяч — семена со страховым фондом.

— Но для КРС прежде всего нужны травяные корма.

— Здесь ситуация такая. Из 188 тысяч коров только 24 процента на круглогодичном стойловом содержании, остальные летом пасутся. Любой специалист знает, что на пастбище значительно сложнее соблюдать технологию и достигать высоких результатов по сравнению с современными фермами. В других областях ситуация лучше. В некоторых большая часть коров целый год в помещениях. К этому надо стремиться и Витебщине. Поэтому для нас на первом плане реконструкция и строительство новых животноводческих помещений, где можно применять современные технологии содержания и доения коров, чтобы повышать продуктивность стада. К тому же надо учитывать важный момент. Количество сельского населения сокращается. А у нас еще много мелких ферм на 100—200 голов с доением в молокопровод. Там на оператора приходится лишь 50 коров, а на современных крупных комплексах — в 5 раз больше. Значит, доярок нужно значительно меньше. Вот почему ставим задачу к 2025 году выйти на то, чтобы примерно половина дойного стада находилась на круглогодичном стойловом содержании. В этом случае понадобится меньше пастбищ, а на освободившихся площадях можно получать больше кормов на пашне.

— Новые технологии не внедряются ради них самих…

— Конечно, все это делается для человека. Чтобы ему лучше жилось, комфортнее работалось. Чтобы сельский труженик имел достойную зарплату. Когда доярка получает не 500—600 рублей, а в два раза больше, она не стремится уйти с фермы, а, наоборот, хочет туда попасть.

— Спасибо, Борис Сергеевич, за обстоятельные ответы на все вопросы.

Источник