Домой Новости В стране Как распределяется урожай зерна внутри страны, какая продукция уходит на экспорт

Как распределяется урожай зерна внутри страны, какая продукция уходит на экспорт

30
0

Зерно добавленной стоимости

✔ Как распределился урожай-2020

✔ По каким ценам закупало государство намолоченные тонны

✔ Почему выгодно замыкать поле на ферму и не гнать сырье за рубеж

✔ Что все-таки мы продаем за границу в чистом виде

✔ Что в ассортименте выставлялось на биржу

✔ Удалось ли избежать нам импортных поставок

✔ Какова тенденция потребления в мире

В этом году перед агропромышленным комплексом стояла задача вместе с кукурузой и маслосеменами рапса собрать 10,5 миллиона тонн зерна. Выйдет, возможно, чуть меньше — подвела кукуруза. Эксперты отрасли называют год не самым урожайным и не самым валовым. Но итог сезона все равно станет одним из самых весомых за последние десять лет. Что касается зерновых непосредственно, то нынешний урожай, а это в амбарном весе ориентировочно 8200 тысяч тонн при урожайности 38 центнеров с гектара, превзошли лишь в 2014 году, когда было собрано 9107 тысяч тонн. Для поставок в счет госзаказа, продовольственных нужд и общественного животноводства нынешнего объема вполне достаточно, да и продать, как отметил Президент во время недавней рабочей поездки в Слуцкий район, сможем продукции на несколько миллиардов. Входит ли в перечень экспортных позиций зерно, сколько и у кого его остается для свободной продажи, как складываются ценовые предпочтения и многое иное — ситуацию анализирует обозреватель «СГ».

ЛЬВИНАЯ доля общего урожая — свыше 6320 тысяч тонн — отправится на нужды общественного животноводства.

Десятая часть зерновых будет поставлена на нужды государственного заказа. Объем урожая немного, до 811,8 тысячи тонн, снижен точно под потребности переработчиков. В Институте системных исследований АПК Национальной академии наук цифры конкретизировали: больше всего запасли пшеницы — свыше 460 тысяч тонн, ржи — более 240, ячменя — 30, овса — свыше 40, гречихи — 15, проса — 2,3 тысячи тонн. Правительство сократило заказ на пшеницу, но увеличило на рожь, ячмень, овес, гречиху. Как и в предыдущие годы, установлены надбавки или скидки к цене зерновых в зависимости от их качества. Для пивоваренного ячменя, например, показателями признаны крупность зерен и содержание белка, для рапса — масличность.

На сельхозпродукцию урожая 2020-го государство подняло предельные максимальные цены. К слову, такая же тенденция отмечалась и в 2019 году. Больше всего подорожала пшеница. За продовольственную просили от 315,93 до 394,5 рубля за тонну (все цены указаны без НДС) в зависимости от класса. В этом году цена увеличилась на 12—24 рубля. Стоимость фуражной пшеницы возросла на 7,28 рубля до 249,98 рубля за тонну. 

Тонну пивоваренного ячменя закупали по 317,46 рубля, или на 12,21 рубля дороже, чем в 2019 году. Ячмень для продовольственных целей оценили в 241,31 рубля за тонну (плюс 9,28 рубля к прошлому году), фуражный — 193,24 (плюс 7,43 рубля). Продовольственную рожь закупали по 246,12 рубля за тонну (плюс 9,46 рубля), фуражную — по 197,49 рубля (плюс 7,6 рубля). Овес в зависимости от класса стоит от 180,83 до 329,7 рубля, или на 10—14 рублей больше, чем в 2019 году. Цена фуражного овса — 144,89 рубля (плюс 8,46 рубля).

А вот оценки кукурузы для крахмального производства не изменились. Как и год назад, ее закупали по 251,78 рубля за тонну.

Свыше 300 тысяч тонн зарезервировано для предприятий перерабатывающей промышленности, более 830 тысяч тонн — на семенной фонд. Культура номер один для промпереработки — пшеница, именно ее комбинаты хлебопродуктов закупают больше остальных. Затем рожь, ячмень и овес. Ориентир для организаций, продающих зерно по прямым договорам в период заготовки, — цены, установленные государством для госзаказа. Их придерживаются, а вот ближе к новому году обычно устанавливается иной вариант стоимости. Учитывается общая картина рынка зерна по стране, а также тенденции в соседних государствах. Чем больше предложение, тем ниже стоимость. И наоборот. Цена искусственно не устанавливается, ее, как известно, формирует рынок.

ЕСТЬ ли экономическая целесообразность экспортировать зерно? Как оказалось, вопрос очень непростой. Здравый смысл и экономический расчет говорят: продавать нужно не сырье, каковым зерно и является, а продукты его переработки. Так и для экономики полезнее, и для бизнеса. 

— Для нас выгоднее зерно направить на комбикорма, а экспортировать уже мясо-молочную продукцию, — отмечает заместитель начальника главного управления — начальник управления растениеводства Минсельхозпрода Василий Ядловский.— Мы не страна, которая должна торговать зерном, мы должны зарабатывать валюту, реализуя готовую продукцию с более высокой добавленной стоимостью. Направляя зерно в животноводство, получаем 1:3 добавленной валовой стоимости. 

Прикинем в цифрах. К примеру, на тонну молока нужна тонна кормов, а это условно чуть меньше тонны зерна. Из 10 тонн молока получается тонна сыра. Теперь посчитайте, сколько стоят сыр, зерно, и увидите, что, пропуская зерно через животноводство, наша страна получает в три раза больше конечной продукции. Такая политика позволяет сохранять устойчивый сбыт — зерно не залеживается в амбарах, а идет на нужды животноводства и для продовольственных целей.

Сырье должно двигаться на внутреннем рынке. Например, от производителя к мельнику, от мельника — к пекарю. А за рубеж выгоднее продавать уже конечный товар. Статистика говорит: наши предприятия развиваются именно в этом направлении. За восемь месяцев этого года экспортировали почти 10 тысяч тонн готовой пищевой продукции из муки, крупы, крахмала на сумму свыше 20 миллионов долларов.

Выгодно ли экспортировать зерновую продукцию с добавленной стоимостью? Вопрос, пожалуй, наивный, ответ — предсказуемый. Эксперты уверяют, что выгодно, потому что продукция прибыльная, предприятия на этом зарабатывают. С начала года хлеба и мучных кондитерских изделий продали более 16 тысяч тонн свыше чем на 21 миллион долларов. География зарубежных продаж — более 30 стран мира. Больше всего поставили в Казахстан, Украину, Китай, Монголию. В числе экзотических — Бахрейн, Кения, Панама. Более 1570 тысяч долларов заработали на поставках макаронных изделий. Они пришлись по вкусу потребителям из России, Украины, Армении, Израиля и еще 14 стран.

Что касается продаж зерна, то в чистом виде его в основном реализуют как семена. На экспорт разрешение имеется у НПЦ по земледелию НАН Беларуси. 

— Отечественные семена востребованы там, где районированы. В основном это области Российской Федерации. Наиболее успешно реализуются семена рентабельных культур — озимой пшеницы, ячменя, овса, тритикале, — рассказал заместитель гендиректора НПЦ по земледелию Национальной академии наук Дмитрий Лужинский.

Отечественные хозяйства, которые прочно стоят на ногах и выращивают элитные семена, тоже предпочитают их реализовывать, а на вырученные средства покупать фуражное зерно. Дело в том, что семена котируются в два раза дороже, чем фураж. И уже на заработанное закупают корм для скота. От этого только выигрывают. Всего с января по август этого года, согласно статистике, наша страна экспортировала свыше 300 тысяч килограммов семян пшеницы, ржи, ячменя, овса, кукурузы на сумму более 350 тысяч долларов. Больше всего реализовали семян кукурузы, основные партнеры — Россия и Казахстан.

Вот так предприятия зарабатывают стране валюту. Получили бы столько, продав миллион тонн зерна? Василий Ядловский категоричен: 

— При наших скромных возможностях, а в Беларуси слабые земли — 30 баллов пашни, на которые надо больше ресурсов и затрат, нам поставлять за рубеж следует лишь переработанную продукцию: муку, макаронные и хлебобулочные изделия, крупу. Зерно мы можем экспортировать как семена, потому что это доработанный продукт, а значит — более высокая цена.

ПРОДАТЬ и купить собственно зерно можно на площадке Белорусской универсальной товарной биржи. На торги, а в них участвуют и зарубежные производители, в этом году выставлялись пшеница, рожь, тритикале, овес, ячмень, кукуруза. Реализовали их почти 95 тысяч тонн более чем на 36 миллионов рублей. Свыше 60 процентов сделок пришлось на продовольственный ячмень, фуражные пшеницу, тритикале, кукурузу. Меньше всего сторговали продовольственной ржи — 170 тонн на 60 тысяч рублей. 

В БУТБ отметили, что в сравнении с аналогичным периодом прошлого года продажи снизились в натуральном и стоимостном выражениях — на 44 и 51 процент соответственно. За счет уменьшения закупок со стороны. Что и подтверждает общую направленность рынка зерна: у нас достаточно собственных запасов, в импорте значительных объемов зерна не нуждаемся. В чем же испытываем необходимость и откуда привозим?

— Недостаток зерна на внутреннем рынке страна компенсирует за счет импортных закупок. В благоприятные урожайные годы закупаем в основном семена, а также некоторое количество высококачественной пшеницы твердых сортов для продовольственных нужд. Однако в прошлом году из-за неурожайного 2018 года увеличился импорт пшеницы (332,5 тысячи тонн), ячменя, овса и кукурузы. Вместе с тем значительно сократился ввоз тритикале и ржи. В целом в 2019 году ввезли в страну 920 тысяч тонн зерна — на 200,5 тысячи тонн больше, чем в 2018 году. Основные поставщики кукурузы — Украина, Россия и Молдова. Пшеницу привозим из России и Украины, ячмень — из России и Казахстана, рисом снабжают Россия, Пакистан и Вьетнам, — рассказала заведующая сектором Института системных исследований в АПК НАН Беларуси Наталья Карпович.

В Минсельхозпроде добавляют, что импортируем сырье в основном для комбикормовой промышленности: кукурузу, соевый, подсолнечный шрот. Какие объемы будут в этом году, говорить пока рано. Но, судя по опыту прошлых лет, возможно, снизятся. Вспомним 2014 год, когда был самый большой объем валового производства зерна. Тогда доля импорта значительно снизилась. В этом году зерна заготовили больше, по идее, импорт должен быть меньше. В том числе и потому, что ожидаются рекордные объемы заготовки кормов. Прогнозируется не менее 9500 тысяч тонн. Для сравнения, в последние десять лет только в 2016 году приблизились к подобному показателю — в 9330 тысяч тонн.

Василий Ядловский обращает внимание еще на один важный аспект: максимальную заинтересованность предприятий-переработчиков в развитии собственных сырьевых зон для производства зерна, что также позволит сократить импорт. Подвижки есть. Крупные переработчики начинают выкупать имущественные комплексы сельхозорганизаций и выращивать свое зерно.

 Те же птицефабрики, свинокомплексы, для которых дополнительные закупки пшеницы и других компонентов для производства комбикормов необходимы, приобретают сырье. Процесс этот идет постоянно, вплоть до нового урожая. Закупают у наших аграриев, а кое-что, в том числе кукурузу, импортируют. И вот почему этот объем желательно сократить.

Да, Россия, Украина, Казахстан предлагают зерно по привлекательной цене, но рынок его продолжает оставаться волатильным, и, повторюсь, соседи могут предлагать нам сырье по хорошей стоимости, но вопрос выгоды так или иначе упрется в логистику. Представители отрасли поделились примером. Зерно прибавляет к начальной стоимости в среднем по 4 доллара на каждые 100 километров. А если расстояние пятьсот? Стоимость увеличивается на 20 долларов на тонне — это существенно. Понятное дело, никто с Поволжья зерно к нам не возит, предприятия выбирают поставщиков из ближайших Орловской, Курской и других областей. Но лучше располагать своим зерном. Так надежнее и наверняка выгоднее.

ТЕМ не менее пока импорта зерновых не избежать. Крупнейший мировой экспортер — Россия. Основные объемы сырья наши предприятия тоже привозят из этой страны. В начале сезона цены за тонну российской пшеницы стартовали с 200 долларов и к этому времени достигли 230 долларов. Рост, как отметил президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский, замедлится на все зерновые культуры: «Урожай в целом в мире ожидается хороший, а рост цен последних месяцев — результат плохого урожая в Евросоюзе. Почему возможен стоимостный спад? Ожидания сильных засух в Австралии и Аргентине не оправдались, и это придавило мировые цены. Кроме того, потребительский пыл, возросший на фоне пандемии, спал. Цены снижаются. Вряд ли они существенно обвалятся, но уровень 230 долларов, возможно, будет потерян».

Однако на международных рынках зерна, как отмечают эксперты, даже в условиях пандемии положение останется устойчивым, а потребление будет держаться на хорошем уровне. Причина — рост производства зерновых. Тенденция продолжится в сезоне 2020/21 года, прогнозируют в Международном совете по зерну. Мировое производство всех видов зерна составит 2227 миллионов тонн, увеличившись на 46 миллионов тонн. Скачок произойдет прежде всего за счет повышения урожая кукурузы до исторического максимума в 1160 миллионов тонн. Рекордной отметки достигнет мировое производство пшеницы, урожай ржи станет самым крупным за шесть сезонов, небольшой спад прогнозируется по ячменю.

Расширится до новой пиковой отметки — в 2220 миллионов тонн — использование всех видов зерна, при этом больше всего возрастет кормовой и промышленный спрос на кукурузу. Но ожидается также и увеличение потребления пшеницы, сорго и овса. Возможно, нового пика из-за увеличения отгрузок кукурузы и сорго достигнет торговля — почти в 400 миллионов тонн. Есть основания предполагать, что на фоне резкого роста цен на внутреннем рынке импорт кукурузы увеличит Китай. А также страны Евросоюза в связи с ожидаемым падением производства в этом году. Экспорт, наоборот, увеличит США.

Каков прогноз на дальние перспективы? По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития и Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций, на всех континентах будет расти производство зерна. К 2029 году ожидается прирост на 200 миллионов тонн зерновых культур, преимущественно за счет увеличения производства кукурузы. Мировой рост культивирования пшеницы, напротив, замедлится. Но эта тенденция не коснется Европы и России, где рост сбора зерновых во многом обеспечен именно этой культурой.

Источник