Домой Новости В стране Молоко уходит с молотка

Молоко уходит с молотка

53
0

Кому выгодны биржевые торги сырым молоком

Правительство неоднократно требовало ускорить внедрение рыночных механизмов в торговле сырьем сельхозназначения. Соответствующее поручение по реализации пилотного проекта по биржевой торговле молоком Премьер-министр Сергей Румас дал еще в декабре 2018-го. Три месяца назад, 9 апреля, на Белорусской универсальной товарной бирже состоялись первые торги сырым коровьим молоком. Механизм заработал, однако, по всей видимости, пока не в полную силу. Почему производители и переработчики с осторожностью подступаются к биржевым торгам? Кому и почему они наиболее выгодны, а кому нет?

Эти и другие темы в конференц-зале «СГ» обсуждали заместитель начальника управления социальной сферы и услуг Министерства антимонопольного регулирования и торговли Наталья ВАСИЛЕВСКАЯ, начальник управления торгов сельхозпродукцией ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» Виктор ДЕРЕШОВ, руководитель пресс-группы — пресс-секретарь ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа» Роман ЯНИВ, начальник управления ценообразования Министерства сельского хозяйства и продовольствия Екатерина ПЕВНЕВА, заместитель начальника управления мясной и молочной промышленности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Елена МАЦКО, консультант отдела животноводства Министерства сельского хозяйства и продовольствия Иван КОСКО, директор РУП «Учхоз БГСХА» Михаил ГУЛЫЙ, главный экономист РУП «Учхоз БГСХА» Александр ЯНКОВИЧ, начальник отдела основного сырья и материально-технического обеспечения ОАО «Туровский молочный комбинат» Сергей ЖУКОВСКИЙ.

«СГ»: Начнем с того, что Правительством было поручено предусмотреть оптимальные подходы к порядку установления цен на свободный ресурс отечественного молокосырья. Удалось ли это сделать?

Н. ВАСИЛЕВСКАЯ: Перед нами была поставлена задача выработать конкретный, понятный механизм работы через биржу. По этому вопросу в Министерстве антимонопольного регулирования и торговли совместно с заинтересованными ведомствами проводились рабочие встречи, совещания. Учтена масса замечаний и предложений. И, на мой взгляд, сегодня выработанный механизм работает, никаких сигналов о проблемах к нам не поступало. Хотя мы всегда открыты к диалогу, и, если кто-либо их озвучит, адекватно воспримем и готовы пересмотреть какие-либо моменты.

Положительный, к слову, момент, что стоимость сырого молока по сравнению со статистическими данными предыдущих лет увеличилась. Ни производитель, ни переработчик продукции в этом плане не обижены. Во главу угла ставился принцип добровольности участия в торгах. Судите сами: сегодня на бирже дешевле чем 67 копеек за килограмм молоко не продавалось. Максимальная цена достигла 81 копейки за килограмм. Статистические цены по прошлому году сложились на уровне 58—65,5 копейки.

В. ДЕРЕШОВ: Проведено 11 торговых сессий, на которых реализовано около 1,4 тысячи тонн сырого молока. По итогам торгов совершено 15 сделок, причем 9 лотов реализовано с ростом цен до 15 процентов, в результате чего дополнительная выручка продавцов составила 43,23 тысячи рублей. Все торговые сессии были результативными. Налицо положительный эффект для участников. Те, кто заинтересован продавать свое сырье через биржевые торги, успешно делают это. К слову, пока в них приняли участие 7 производителей (продавцов) и 20 молокоперерабатывающих предприятий (покупатели).

«СГ»: Но есть существенное условие: к торгам в качестве продавцов допускаются производители, которые не имеют задолженности (неисполненных обязательств) по поставке молока в счет авансовых выплат и других финансовых обязательств по расчетам перед молокоперерабатывающими предприятиями. Именно поэтому в качестве продавцов выступают единичные хозяйства?

В. ДЕРЕШОВ: Практика показывает, что почти четверть производителей не имеет задолженности перед молокоперерабатывающими предприятиями.

«СГ»: Хорошо, тогда почему далеко не все из них представлены на бирже?

В. ДЕРЕШОВ: Возможно, играет роль наличие уже устоявшихся связей между производителями и переработчиками. Также многие имеют обязательства, которые они взяли еще раньше по поставкам продукции. Отдельные производители осуществляют переработку молока самостоятельно.

Да, пока в торгах участвовали только 7 производителей. Но биржа открыта для всех, и мы готовы предоставлять свои услуги заинтересованным.

Р. ЯНИВ: Кстати, для содействия в минимизации финансовых затрат производителей и переработчиков, повышения активности участников торгов установлена символическая ставка биржевого сбора (10 копеек за биржевую сделку). То есть участники торгов практически освобождены от указанных выплат. Перед нами стояла задача обеспечить максимально прозрачную среду для проведения закупки, и с ней биржа справилась.

Е. ПЕВНЕВА: Минсельхозпрод, в свою очередь, подчеркивает важный нюанс: участие в торгах идет на добровольных началах. И в этот процесс мы никак не вмешиваемся. Должны констатировать: разработанный механизм оказался действенным и жизнеспособным. По крайней мере, в наш адрес не поступило ни одной жалобы. Может, и есть какие-то мелкие нюансы, но об этом больше знают производители.

«СГ»: По-моему, существенный момент — цена вопроса. Сколько в среднем сейчас дают за тонну молока наши производители?

Е. ПЕВНЕВА: 630 рублей за тонну. Но это усредненный показатель, который целиком не иллюстрирует ситуацию. Необходимо учитывать сортность молока и регионы. Из этого вытекает и вполне логичный вопрос: хорошо, что цена через биржевые торги выше, но что делать, если молоко по факту не соответствует тому, которое заявлено при сделке?

М. ГУЛЫЙ: Все просто — возврат за счет производителя. Есть выходная и входная лаборатории. Мы определяем в своей лаборатории все качественные показатели. Если не уверены в данной партии молока, не заказываем транспорт и не отправляем его. Правда, таких прецедентов у нас еще не было. Здесь особые требования (показатели белка, жира, соматических клеток), которые мы выдерживаем. Чтобы им соответствовать, кое-что пришлось доработать. Получилось, что факт участия в биржевых торгах очень стимулирует не только увеличивать производство молока, но и улучшать его качество. Хорошее сырье всегда будет в цене. И, конечно же, мы можем ориентироваться, сколько реально стоит производимое молоко.

Наше хозяйство, к слову, один из самых активных участников торгов. Как только появилась возможность выйти на биржу, сделали это с большим желанием, ведь переработчикам молока не должны ни копейки. Когда в самом начале выставили лот и было понижение цены, несколько насторожились, но потом она поднялась. Никаких вопросов по работе механизма не возникает. И мы довольны, и наши покупатели.

«СГ»: Сколько уже успели продать?

А. ЯНКОВИЧ: Фактически 770 тонн, но договоры на поставки заключены на 825 тонн. В рамках одного из последних контрактов сейчас реализуется молоко на Рогачевский молочно-консервный комбинат. На следующую неделю выставлен следующий лот в 200 тонн.

Здесь звучала цифра, что всего на бирже было продано около 1,4 тысячи тонн молока. Так вот 825 из них — это сырье, произведенное на нашем предприятии. На данный момент около 75 процентов производимого у нас молока мы реализуем через биржу.

С. ЖУКОВСКИЙ: В «Учхозе БГСХА» даже и мы покупали небольшую партию. Считаем, удобным данный механизм, нам очень нравится. Практически постоянно участвуем в торгах. Купили, к сожалению, пока не так много — около 150 тонн. Это, конечно, капля в море: каждый день наше предприятие перерабатывает 500 тонн молока в сутки. Но тем не менее.

Конечно, хотелось бы на торгах больше участников: тогда увеличивается количество вариантов для рассмотрения заявок, а для комбината это отличная возможность быстро загрузить производственные мощности.

Е. ПЕВНЕВА: Знаю, что ваше предприятие покупало молоко у одного хозяйства в Минском районе. Насколько отличается цена, которую вы предлагаете поставщику, от той, которую получаете на бирже?

С. ЖУКОВСКИЙ: С нашим постоянным поставщиком цена договорная, как и с каждым сельхозпредприятием, своя логистика, свои условия. И это коммерческая тайна. Единственное могу сказать, что через биржу, конечно же, мы покупаем немножко дороже.

«СГ»: Предприятие, получается, иногда готово немножко уступить в пользу увеличения цены, лишь бы загрузить свои мощности? Вы готовы возить молоко в Туров хоть из Витебской области?

С. ЖУКОВСКИЙ: Да, конечно. Мы и делаем это. Сейчас, к примеру, один из наших поставщиков находится в Городокском районе. Предприятие практически на границе с Российской Федерацией.

«СГ»: Отлично, получается, мы ищем молоко, готовы везти его издалека, создан механизм, но большинство с опаской, что ли, смотрит в сторону торгов. Почему?

Е. ПЕВНЕВА: Сдерживают этот процесс наработанные связи, инвестиции, долгосрочные вложения молочных заводов. Поэтому, вероятно, предприятия и не хотят разрывать это сотрудничество. К тому же, если переработчик так или иначе вкладывается, инвестирует какие-то деньги, он хочет получить свою сырьевую составляющую.

Е. МАЦКО: На молочных заводах сейчас созданы, к примеру, целые отделы, которые оказывают и ветеринарную, и консультативную помощь хозяйствам, осуществляют техническое обслуживание ферм для получения качественного молока. Проводят обучение специалистов, лаборантов. Здесь очень много нюансов тесного сотрудничества, которое было на протяжении многих лет.

«СГ»: Но ведь биржевой механизм не предназначен для того, чтобы разорвать эти связи. Наоборот, он увеличивает шансы встретить еще больше заинтересованных во взаимовыгодном сотрудничестве партнеров.

Е. ПЕВНЕВА: Но если предприятие вложило деньги в хозяйство, а оно не продает ему молоко, это ведь тоже не по-партнерски.

М. ГУЛЫЙ: Зато биржевые торги позволяют узнать реальную цену молока. Если на бирже, грубо, она сформировалась в пределах 75 копеек за килограмм, а предприятие-переработчик покупает по 53 или 55 копеек, то это тоже не партнерские отношения. Здесь биржевой механизм предполагает своеобразное регулирование. А вообще, он является стимулом для большинства предприятий поскорее разобраться со своими долгами и участвовать в торгах. Ведь это дополнительный заработок и финансовое благополучие предприятия.

Е. ПЕВНЕВА: Не соглашусь. Когда в биржевых торгах участвует так мало поставщиков и покупателей — это не показательный процесс. Нет конкуренции. Получается, какую переработчик назначит цену, за такую производитель и продает продукцию.

Р. ЯНИВ: Надо понимать, что мы в начале пути. Одна из целей организации биржевых торгов сырым молоком — создать ценовой индикатор, на который бы ориентировались и продавцы, и покупатели. Но пока с этим сложно из-за того, что количество участников небольшое. В перспективе, когда в биржевую торговлю будет вовлечено больше производителей и переработчиков, можно рассчитывать, что цена на молочное сырье будет формироваться с учетом биржевых котировок.

«СГ»: Кстати, если заглянуть в историю, наша биржа давно имеет дело с торгами сельхозсырьем. Шроты, сухое обезжиренное молоко, пшеница и так далее… Разве так же плавно и медленно развивалась скорость участия в торгах по всем позициям?

В. ДЕРЕШОВ: Возьмем, к примеру, упомянутые вами шроты. На первых порах в торгах участвовали буквально несколько организаций. Сейчас же 40 процентов от поступающего в страну соевого и подсолнечного шрота реализуется на биржевых торгах.

Р. ЯНИВ: Процесс, конечно, можно было бы ускорить, если убрать момент добровольности.

Е. МАЦКО: Торговля молоком на бирже — это совершенно новое веяние. Поэтому здесь возникает очень много вопросов, и подходить к ним нужно внимательно и осторожно.

В. ДЕРЕШОВ: Пройдет время, и, возможно, большее количество участников этого рынка оценят преимущества биржевого механизма.

А. ЯНКОВИЧ: Мы столк­нулись с таким моментом, что работа по привлечению новых участников к торгам проводится недостаточно. После того как первый раз заявлялись на торги, наш отдел маркетинга тем переработчикам, в которых мы были более-менее заинтересованы, разослал информацию, мол, тогда-то и тогда-то состоятся торги, просим принять участие. А сейчас уже те предприятия, с которыми мы работали, даже с теми, с кем не сошлись на первых порах по цене, сами звонят и спрашивают, будем ли мы предлагать очередные лоты.

В ДЕРЕШОВ: Поверьте, это дело не пущено на самотек. Мы в постоянном контакте как с переработчиками, так и с производителями. Сам факт, что 20 переработчиков участвовали, — уже хорошо.

«СГ»: И все равно почивать на лаврах рано. Это лишь половина от всех переработчиков страны. Вот она, осторожность, о которой мы говорили…

Е. МАЦКО: Во всем мире — мы изучали этот вопрос — закупка молока осуществляется на основе договоров.

Е. ПЕВНЕВА: Плюс еще самая большая проблема — качество. Если на бирже продал сортом экстра, а привез высшим — как действовать? Что тогда: переработчик либо отправляет, условно говоря, обратно партию, либо дает за нее полстоимости, либо сельхозпроизводитель перестраховывается, заведомо занижая сортность молока, выставляемого для продажи на бирже.

Н. ВАСИЛЕВСКАЯ: На подготовительном этапе мы все эти вопросы прорабатывали и высказанные вами опасения были учтены. Уж более точный и выверенный механизм, чем сейчас есть, сложно даже себе и представить. Учтены все пожелания.

«СГ»: Если не ошибаюсь, расчет стоимости молока по качеству записан в регламенте торгов…

В. ДЕРЕШОВ: Действительно, поднимался вопрос о том, что последует, если содержание жира или белка при фактической приемке будет отличаться от заявленного. В этой связи Минсельхозпрод, МАРТ и БУТБ выработали совместные рекомендации по корректировке цен путем применения скидок и надбавок в зависимости от показателей жирности и содержания белка. Вы правы, все эти рекомендации нашли отражение в регламенте биржевых торгов. Предложенная схема стала правилом, которым все пользуются. И пока не поступало никаких предложений усовершенствовать формулу, значит, мы идем правильным путем. Если будут какие-то предложения о необходимости внести те или иные корректировки, готовы совместно обсуждать.

Н. ВАСИЛЕВСКАЯ: Един­ственная проблема, на наш взгляд, в том, что молоко — это особый товар, который нужно фактически ежечасно контролировать и оперативно принимать решения.

Е. ПЕВНЕВА: Ну, вы же слышали, что уважаемое хозяйство — участник нашей дискуссии — перестраховывается и в описании лота указывает не экстру, а высший сорт…

М. ГУЛЫЙ: Думаю, скоро придет время и будет, как и везде: приемное молоко или неприемное. Нигде такого нет — экстра, высший, первый сорт.

Н. ВАСИЛЕВСКАЯ: Насколько в биржевых торгах меняется цена в зависимости от того, высший сорт или экстра?

М. ГУЛЫЙ: По той цене, по которой мы продаем высший сорт, вряд ли кто-то продает экстру.

Е. ПЕВНЕВА: Это в условиях недостатка молока для переработки.

Н. ВАСИЛЕВСКАЯ: Вот я к чему: все равно это выгодно — продавать через биржевые торги. Хозяйства перестраховываются в пользу контрактных отношений, чтобы и себя обезопасить от некачественного продукта, и производителю поставить то, что он ждет. В проигрыше никто не оказывается.

В. ДЕРЕШОВ: Как раз эти элементы и дисциплинируют. Уже не зальешь в машину, условно говоря, все что есть. Более обоснованно и ответственно подходишь ко всем этим процессам.

М. ГУЛЫЙ: Да, все верно. Здесь дисциплина начинается от оператора машинного доения и заканчивается руководителем предприятия, потому что именно он должен обеспечить производство всем необходимым, в компетенции специалистов — указать технологию, а уже исполнители должны ей неукоснительно следовать. Тогда все получится.

Н. ВАСИЛЕВСКАЯ: Кстати, вам с учетом включения в процесс торгов пришлось ли что-то менять в производстве?

М. ГУЛЫЙ: Да. На некоторые моменты раньше могли посмотреть сквозь пальцы, что теперь просто недопустимо. Выход на биржу — это и определенный имидж предприятия. «Учхоз БГСХА» имеет большой опыт реализации молока за пределы Могилевской области. Первым наше хозяйство продавало молоко на российский «Данон» в Московскую область, долгое время этот факт заставлял нас производить качественное сырье, много совершенствоваться и учиться.

Коллеги правы, упоминая выше о сырьевых зонах. Россияне тоже нам помогали: обучали персонал, поставляли свои препараты. Это нормально, ведь переработчики заинтересованы в том, чтобы качество молока было высоким.

Е. МАЦКО: Согласна с коллегой. Для переработчиков тоже важно, чтобы была возможность выбрать молоко определенного сорта — с хорошим содержанием жира, белка, чтобы производить хорошие сыры, кисломолочные продукты. Это же будет стимулировать производителей, которые хотят продать свое сырье подороже, конечно же, производить молоко сортом экстра, то есть более качественное. Тогда получится больше выгода — это плюс.

М. ГУЛЫЙ: Важно, что нас биржа дисциплинирует. И цена выгодная — под рубль за килограмм.

А. ЯНКОВИЧ: За физическую тонну мы выручаем около 950 рублей. Такая сумма получается за счет содержания жира и белка. Ощутимо эта цена отличается от той, которая идет по нашим постоянным договорам — 550 рублей за тонну.

С. ЖУКОВСКИЙ: Согласен с коллегами: производителей очень дисциплинирует возможность продаж через биржу. Единственное наше пожелание — при подаче лота указывать местонахождение производителя молока. Потому что мы как покупатели иногда даже не знаем, до какой цены есть смысл торговаться, дабы четко понимать, сколько будет составлять доставка сырья плюс стоимость молока.

Н ВАСИЛЕВСКАЯ: Сергей Александрович, так почему вы не хотите перевести прямые договоры в русло биржевых торгов?

С. ЖУКОВСКИЙ: Мы не можем говорить за всех наших поставщиков — это сугубо их дело. Суть в том, что молока сейчас переработке не хватает, нужно обратить и на эту проблему внимание.

И. КОСКО: За 5 месяцев этого года в стране произведено 2912 тысяч тонн молока. Это 100 процентов к уровню прошлого года. Дисциплина и выполнение всех технологических требований изначально должны быть на производстве. Это залог получения качественной продукции. Сельхозорганизации сами заинтересованы в получении качественного сырья: это их прибыль. Но они вправе выбирать, как реализовывать ее, соблюдая все правила.

«СГ»: Коллеги, возможно, в этой теме стоит сказать и еще об одном нюансе. Надбавки, которые приходят предприятиям в виде субсидий, как-то сдерживают их от того, чтобы идти на биржу? Мол, раз местные бюджеты выделили деньги в виде надбавок, значит, в конечном счете они должны остаться в области…

Е. ПЕВНЕВА: Надбавки за молоко выплачиваются по месту нахождения производителя. Подчеркну, что Минсельхозпрод придерживается того поручения, которое было дано Правительством, — участвовать в биржевых торгах на добровольной основе. Мы не вмешиваемся. И призываем все комитеты по сельскому хозяйству, районные структуры, чтобы они не вмешивались в этот процесс в части каких-либо препятствий или ограничений.

М. ГУЛЫЙ: Очень хорошо, что озвучена такая позиция. Мы довольны внедренным механизмом, и хотелось бы, чтобы еще и мясо продавалось на бирже.

Е. ПЕВНЕВА: Биржа хороша для производителей, когда есть недостаток сырья. Когда появится избыток, тогда будет, наоборот, заинтересованность в понижении цены переработчиками. И тут уже они будут в дамках.

М. ГУЛЫЙ: В любом случае биржа позволяет видеть реальную цену. Пусть она будет падать, но она будет видна.

Н. ВАСИЛЕВСКАЯ: Мы заинтересованы в том, чтобы сделать механизм еще более удобным и прозрачным. Благодарим прежде всего Минсельхозпрод, потому что специалисты именно этого министерства на первом этапе помогли разобраться во всех тонкостях, специфике и уйти от проблем.

В. ДЕРЕШОВ: Биржа, в свою очередь, полностью готова технически к организации торгов и предоставит всем заинтересованным биржевой инструмент для реализации продукции.

Источник