Домой Новости В стране Неравное равноправие

Неравное равноправие

100
0

На днях в Молодечно закончился судебный процесс. Судили местного фермера Константина Корсака, в отношении которого было возбуждено уголовное дело.

Долги

Вообще-то в крестьянских уголовных делах нет ничего необычного. Если брать на 100 тысяч населения, то, как утверждают в МВД Беларуси, на селе преступлений совершается значительно больше чем в городе. Правда, как правило, речь идет о грабежах, пьянстве, воровстве и прочих связанных с этим штуках…

Но в нашем случае все иначе. Константин Корсак не пьянствовал, не воровал и не набрасывался с топором на беззащитных односельчан. Он, как и все предыдущие 27 лет, уверенно руководил КХ «Корсак К.М.», производя на своих трех с половиной сотнях гектаров мясо, овощи, зерновые культуры. Богатства не нажил. Но в бесконечных заботах «нажил» серьезную операцию на сердце. И в процессе производственной деятельности задолжал фирме «Передовые АГРО Технологии» за поставленные ему средства защиты растений сумму около 40 000 рублей.

Оно конечно: задолжал – плати! Именно так бескомпромиссно и принципиально ставил вопрос на суде представитель «Передовых АГРО Технологий» Руслан Щерба. Не платишь – получи суровое наказание. В том числе, в соответствии со статьей 242 УК РБ:

 «Статья 242. Уклонение от погашения кредиторской задолженности.

Уклонение индивидуального предпринимателя или должностного лица юридического лица от погашения по вступившему в законную силу судебному постановлению кредиторской задолженности в крупном размере при наличии возможности выполнить обязанность – наказывается штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок».

Правда, после изучения проблемы, во-первых, возникает вопрос: а было ли уклонение? Ведь Константин Корсак добросовестно внес предоплату и потом пытался оставшуюся задолженность погасить. И погасил, как выяснилось в суде, около 40% — часть деньгами, часть продукцией. На что имеются соответствующие документы.  Больше пока не получилось, в силу стандартных сельхозкатастроф: там вымочило, там высушило, там вместо ожидаемых 40 центнеров с гектара получилось только 18… То есть, не уклонялся специально…

 И, во-вторых: если подходить к проблеме задолженностей уж очень сурово, то придется прекратить строительство жилья в городах и даже возведение Островецкой АЭС, а все силы строителей перебросить на возведение новых исправительных колоний для аграриев. Поскольку в этой отрасли задолжников в Беларуси становится все больше. Вот несколько мнений: «…по итогам 7 месяцев в республике убыточными (без учета господдержки) числились 809 сельхозорганизаций — 58,9% общего числа, отчитавшихся перед Белстатом. На АПК приходится 34,9% всей просроченной кредиторской задолженности в республике и 18,7% просроченных кредитов, а выручки — только 5,3%.» (Леонид Фридкин, колумнист, https://findirector.by/articles/element/budni-ukaza-399-kto-zaplatit-za-spasenie-apk/). То есть, речь идет уже не о сорока тысячах, а, по меньшей мере, о миллионах.

Сергей Шерневич, антикризисный управляющий, директор ЧУП по оказанию услуг «Управляющая компания по финансовому оздоровлению» считает:

«- У нас, впрочем, как и во многих странах мира, государство всячески поддерживает агрокомплекс. Но статистика упряма: число убыточных сельхозорганизаций продолжает расти.» (https://yandex.by/turbo?text=https%3A%2F%2Fwww.sb.by%2Farticles%2Fpodderzhat-nelzya-likvidirovat.html)

(https://yandex.by/turbo?text=https%3A%2F%2Fwww.sb.by%2Farticles%2Fpodderzhat-nelzya-likvidirovat.html)

И так далее. То есть, сумма, которую задолжал Константин Корсак, в сравнении с суммами, которые задолжали бывшие колхозы (ныне СПК, коммунальные унитарные предприятия, ОАО – а в первую очередь они имеются в виду под общим названием «сельхозорганизации») с их тысячами гектаров пашни, машинными дворами и фермами с тысячами голов скота выглядит совсем не большой…

Впрочем, любой долг нужно возвращать – даже самый маленький. Помнится, в прежние времена был у меня приятель, который занял три рубля и всякий раз при встрече говорил: «Я помню!». Но не отдавал. И так до сих пор.

Помощь

Между прочим, понимая сложности аграрников, государство идет сельхозорганизациям навстречу. В поддержку этих структур, оказавшихся в сложном финансовом положении, приняты президентские Указы: № 253 «О мерах по хозяйственному оздоровлению сельскохозяйственных организаций» и № 399 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций». Эти документы предоставляют убыточным хозяйствам ряд льгот. И они осуществляются.

Цитируем Наталью Хаткевич, начальника управления финансирования, кредитования и отчетности в АПК Комитета сельского хозяйства и продовольствия Гродненского облисполкома:

Сельхозорганизациям Гродненской области ежегодно оказывается господдержка. Из областного бюджета поддерживаем субсидиями на полевые работы, горюче-смазочные материалы, удобрения. Предусмотрены надбавки к закупочным ценам на молоко, крупный рогатый скот, мед, тресту льна-долгунца, гречиху. Предоставляем возвратные ссуды. Существенная помощь из резервного фонда Президента, оказанная в этом году, позволила своевременно убрать урожай и компенсировать недостаток горюче-смазочных материалов. (https://yandex.by/turbo?text=https%3A%2F%2Fwww.sb.by%2Farticles%2Fpodderzhat-nelzya-likvidirovat.html)

Словом, делается много всего. И так не только на гродненщине — по всей Беларуси. Проблема лишь в том, что к Константину Корсаку (как, впрочем, и ко многим из его коллег-фермеров) это отношения часто не имеет. А имеет отношение чаще всего к СПК, коммунальным унитарным предприятиям… словом, к бывшим колхозам. Что, в общем, логично – поскольку фермеры производят только около 3% всей сельхозпродукции. Остальное – те же бывшие колхозы.

Оно, как бы, и правильно. Но, все же, крайне несправедливо по отношению к Константину Корсаку и его коллегам- фермерам. Поскольку никаких товарных кредитов, никаких субсидий, никаких иных поблажек от родного государства (как и многие его коллеги) он не получал. Именно поэтому самостоятельно крутится и вертится, производит нужную людям продукцию, «гробит» здоровье и пытается выплачивать долги. Что не просто в условиях, когда, как у него, арестован из-за долгов зерновой комбайн и иная техника…

Применительно к должностным лицам бывших колхозов претензии по неуплате если и рассматриваются в судах, то исключительно через экономические структуры. А в нашем случае, как видим, возбуждено уголовное дело – то есть, кредиторы поставили фермера в один ряд с насильниками и ворами. Заметное такое неравенство с другими субъектами хозяйствования, заметная предвзятость. Неудивительно поэтому, что количество фермеров в Беларуси, в этих условиях, уже много лет не растет, уверенно держится на уровне около 3000 хозяйств. И расти в условиях неравных условий, скорее всего, не будет.

Мнение лидера Белорусского общественного объединения фермеров Юрия Семенова:

«История, как говорится, с бородой — очень длинной и седой…        Да, конечно, государственная поддержка (другой вопрос — кому малая, а кому огромная, но не об этом речь…) оказывается у нас в стране как колхозам, так и фермерам.

Только вот система распределения бюджетных средств уж больно субъективна. Хорошие у тебя отношения с чиновником, от которого зависит эта поддержка — подходи за «угощением». А если нет — «куда ты с «суконным рылом»…»

И, как правило, фермер (наверное по чистой «случайности»…) оказывается за бортом  этого распределения. Это заметно и на примере принятия каких-либо законодательных актов.

У фермера из Чашникского района по инициативе лизинговой компании описана вся техника. Причина банальна — не сумел вовремя произвести оплату по лизингу.  Но, в то же время, основная часть дебиторов фермера «спрятались» за Указ № 399, направленный на оздоровление сельхозорганизаций (три года отсрочка, затем пять лет — рассрочка  по оплате долгов). То есть — восемь лет льгот! Только — будет ли существовать через восемь лет КФХ, которому эти дебиторы должны отдавать долги?!.

Специалисты, которые готовили текст Указа, не подумали — почему одно сельскохозяйственное предприятие надо «оздоровить» за счет того, что другое сельскохозяйственное предприятие, работающее далеко не в тепличных условиях, утонет и, возможно, прекратит свою деятельность?

Кстати, Указ № 399 далеко не самым лучшим образом «прошелся» и по моему КФХ.

Да, фермеров не привлекали к подготовке вышеназванного законодательного акта. Это, на мой взгляд, не правильно.

Но есть и другая, не менее важная, сторона медали — фермеры, к огромному сожалению, очень неактивны в отстаивании своих интересов!

Я уверен, что Константин Корсак не по злому умыслу не производил расчеты по долгам. Причиной неплатежей, становится неурожай (засушило, вымокло и т.д.), обвал цен на сельскохозяйственную продукцию и не расчеты за эту продукцию…

Но в России, к примеру, фермерская организация АККОР отстояла право на отсрочку по погашению кредитов и весьма существенную денежную компенсацию при возникновении форс-мажорных обстоятельств.

Мой друг-фермер из Псковской области из-за сильных дождей в прошлом году потерял более половины урожая, но не был брошен один на один со своими проблемами — и отсрочка на год по погашению банковского кредита и денежная государственная компенсация позволили ему остаться «на плаву» и, тем более, не быть объектом уголовного преследования.

Но, и это надо признать, в России очень сильная фермерская организация. А основная задача каждой фермерской организации любой страны мира — диалог с властью, участие в обсуждении всех законопроектов, касающихся села…

Случай с уголовным преследованием фермера Константина Корсака, которого априори не должно было произойти, это зеркальное отражение отношения к единственной республиканской организации фермеров — БООФ. Отношения как властей, так и самих фермеров!

Пожар легче предотвратить, чем потушить. Возможно наши фермеры когда-нибудь это поймут…»

… А суд в Молодечно закончился, в общем, не страшно. И вообще в ходе процесса очевидно было стремление судьи Инессы Кохановской действительно разобраться и действительно принять взвешенное решение. Что, в итоге, и произошло. Прокурор Сергей Габрукович даже речи не вел о лишении свободы. Адвокат Екатерина Цветкова вполне убедительно продемонстрировала отсутствие умысла – а наличие умысла, собственно говоря, и создает состав преступления.

В результате – штраф в размере 7 600 рублей. В условиях неурожая и прочих проблем неприятно, но не смертельно.

Анатолий Гуляев