Домой Новости За рубежом О чем говорят фермеры: торговые сети охамели, деревни без газа, а дальний...

О чем говорят фермеры: торговые сети охамели, деревни без газа, а дальний восток без овощей

100
0

Спецкорр «Комсомолки» побывал на крупнейшем съезде фермеров, который прошел в Москве.

 «Пусть сначала поля почистят!»

Фермеры образца 2020 года определенно отличались от тех, которых я видел на одном из первых съездов Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов (АККОР). Первооткрыватели движения приезжали сюда сразу c ферм и полей, в турецких свитерах, порой заляпанных джинсах и, перечислив свои беды накануне пахоты («горючки нету, запчастей нету, семян нету» и т.д.), с мученическим взором взывали: «Весна на дворе, отсеяться бы!». Нынешние же земледельцы (а их приехало более 700) выглядели солиднее, многие — с медалями, полученными в жестоких битвах за урожай. Закалившись в этих боях, они стали прожженными полководцами своего бизнеса, потому и вопросы были куда масштабнее.

Понять, чего они хотят, можно было не заходя в зал, просто посмотрев, у каких стендов они больше всего кучкуются: дешевые кредиты, лизинг, удобрения… Особый интерес — к брянским тракторам для раскорчевки деревьев! Однако — 4,8 миллиона за штуку!

— Тут вот какой момент, — прицениваясь, объясняют мужики. — Государство выделяет нам много заросшей лесом земли. Естественно, мы не успеваем ее расчистить, да и дорого это — тыщ 30 на гектар уходит. И то же государство выписывает солидные штрафы, не выкорчевал за три года — землю изымут. Надо менять законы! Представь, что ты берешь машину в аренду, а она без двигателя. Вот и здесь надо так сделать — пусть сначала почистят поля, а потом нам передают!

В фойе появляется глава АККОРа (а по совместительству — еще и депутат Госдумы) Владимир Плотников, которого тотчас же окружают вопросами.

— Формат будет такой: о чем душа болит, что тревожит — подходите к микрофону и высказывайтесь! — обещает он. И мужики за словом в карман не полезли, выстроившись в две большие очереди у микрофонов.

Приехали «не те фермеры»?

Вопросы лились мощной струей. Под Екатеринбургом земля фермера вошла в городскую черту и он лишился господдержки. В Тверской фермеры-молочники, как и все, обязаны вбивать данные по молоку в систему «Меркурий», а у них в деревнях не то, что интернета — телефонной связи нет. Жаловались, на беспредел со стороны торговых сетей («Охамели вконец!»). На то, что куда-то подевалась отечественная наука и они вынуждены использовать иностранные плоды селекции. На Росприроднадзор, который замучал всех экологическим программами (подчас на трактор приходится оформлять до 15 экологических паспортов)! В Воронежской агрохолдинги создают свои КФХ, чтобы на равных участвовать с настоящими фермерами в торгах за землю (У КФХ на таких торгах — преимущество):

— Юридически вроде все верно, но они торгуются до последнего, а потом, видимо, передадут земли агрохолдингам! — возмущались воронежцы.

В Ленинградской области сельхозналог неожиданно увеличился в 12 (!) раз. В Ульяновской — недопонимание с налоговиками, когда от фермера, работающего по «упрощенке» и захотевшего вернуть НДС, потребовали документы по полной программе, которых у него в принципе быть не может…

— А может мы вас с собой в минфин возьмем! — в ответ предложила замминистра сельского хозяйства страны Оксана Николаевна Лут. — Чтобы вы там все и объяснили, а то коллеги не всегда понимают…

В Свердловской области картофелевод на получает дотаций, мол, не положено…

— Мы дотации не уменьшали! — ответили чиновники. — А где, кстати, министр сельского хозяйства Свердловской области?

— Он отказался приезжать, потому что от региона едут «не те фермеры»!

Ого! — обалдели в зале, а за трибунами нахмурились, взяв министра «на карандаш». Позже на заметку федералов попали еще несколько региональных министров.

«Все деньги уже в регионах. Спрашивайте на местах»

Ответ держали сразу три замминистра сельского хозяйства России (а на второй день работы съезда сюда же приехал министр Дмитрий Николаевич Патрушев, который зачитал приветствие от премьера Михаила Владимировича Мишустина и пообещал снижать административные барьеры и увеличивать господдержку). Они же очертили задачи на этот год: вопросы доступа к торговым точкам (в том числе, в торговых сетях), развитие кооперативных рынков, центров компетенций (там землепашцам должны давать дельные советы), запустили программу «Комплексное развитие сельских территорий». При этом успокоили: цены на удобрения и ГСМ будут стабильными.

— Субсидии в этом году еще не дошли! — жаловались крестьяне.

— В регионах деньги есть, мы и все отправили! — парировали сельхозчиновники.

— Кстати, о субсидиях — у нас в Калужской с дотациями непорядок, их стало меньше! — объявил глава местной ассоциации фермеров Бабкен Юрьевич Испирян. В прошлом году замахнулся на самый большой в России черносмородиновый ягодник (большинство этой ягоды на прилавках и в йогуртах — импортные), и даже заручился поддержкой местного минсельхоза, а когда засадил первые 60 гектаров и пошел за субсидиями, обнаружил — деньги кончились. — Почему нельзя зарезервировать средства под такие проекты? Справился — получи! Как бизнес планировать без этого?

— Можно ли сделать что-то с проверяющими гранты? — тотчас же продолжили тему. — У нас грустно шутят: что человек, который получил грант, сидит на электрическом стуле. Прокуратура, РОВД, Следственный комитет, Счетная палата, а теперь еще и районные проверяльщики, — едут и едут друг за другом! Понимаем, что это государственные деньги и нужен отчет, но в меру же! У людей страх уже: а вдруг посчитают, что нецелевка и посадят?

«Призывают объединяться, платим за это еще больше!»

Страсти накалялись.

— В 2021 году будет выделена отдельная строка для кооперации! — пообещали чиновники.

— Зачем она нам? — Прорвались к микрофону якутские животноводы. — Вот мы объединились в кооператив, перешагнули годовой оборот в 90 миллионов и обязаны стали платить НДС! 38 миллионов отдали! Получается, государство поддерживает кооперацию, объединения, но как сливаемся, начинаем отдавать еще больше! Несправедливо!

— Почему грант и субсидии не выдают, когда есть задолженность перед налоговой? — спрашивали кубанцы. — Часто откуда-то вылезает долг в 2-3 рубля и все… Измените условия. Чтобы, как при выезде за границу было — с долгами до 10 тысяч можно.

Зааплодировали все. Зал загудел, когда речь зашла о газификации («С меня 1,3 миллиона только за подключение запросили, они там совсем рехнулись? О каком возрождении деревни мы говорим, когда с селян такие деньги лупят?»)

— Полмира снабжаем газом, а наши деревни без газа сидят! — подхватил Владимир Плотников, потребовав внести газовый вопрос в резолюцию. Как и вопрос с электроэнергией — в ряде случаев тарифы для аграриев в 2,5 раза выше, чем для промышленности! И даже тема короновируса вдруг всплыла! Весьма неожиданным боком.

Закрыли Китай — возник овощной коллапс

— Все дальневосточные регионы оказались в глубочайшей зависимости от Китая по «борщевому набору», по овощам открытого грунта! — взревел глава амурского КФХ «С.Е.В.» Евгений Владиславич Соколовский. — Как только закрыли границу, возник овощной коллапс! Потому что знаете, сколько дотаций на эту отрасль выделяется? Ноль!

— Проблема создана нами самими, — тяжело вздохнул 1-й замминистра сельского хозяйства России Джамбулат Хизирович Хатуов, пояснив, что в свое время большую доходность приносили завезенные из «Поднебесной» овощи. — И теперь осознали, насколько оказались уязвимы. Будем срочно создавать системные меры для поддержки борщевого набора на Дальнем Востоке!

— Тема, мужики! — загорелись глаза фермеров. Если программа будет выполнена, глядишь эти регионы скоро будут завалены собственной капустой-морковкой.

— Кстати, кто здесь от минсельхоза Амурской области? Министр, замы? — обвел зал Джамбулат Хизирович Хатуов. Таковых не оказалось и сельхозчиновник снова что-то занес в блокнотик.

— А мог бы еще поработать, — в шутку прокомментировали судьбу амурского министра фермеры.

Источник