Домой Новости В стране Овцеводство в Могилевской области успешнее всех продвигают фермеры

Овцеводство в Могилевской области успешнее всех продвигают фермеры

131
0

Мелкокопытным крупные масштабы не по плечу

Большие планы по возрождению овцеводства в стране сегодня, пожалуй, могут опереться основной своей частью на фермеров-овцеводов. Вот им господдержка в этом деле окажется весьма кстати. Потому что в ответ отрасль получит преданных делу, увлеченных энтузиастов, без которых, как известно, ни одно дело не сдвинется с места.

Полагаться на то, что сельхозпредприятия возьмут на себя часть нагрузки в процессе интенсификации овцеводства, вряд ли стоит. Это подтверждают и печальный опыт, и рациональный расчет. В этом «Сельская газета» убедилась, и весьма необычным способом. Дело в том, что в нашей публикации о развитии овцеводства в Гомельской области «Своя шерсть лучше греет» (№ 37 от 6.08.2019 г.) вкралась техническая ошибка, в результате которой опубликована информация о том, что на Могилевщине только одно сельхозпредприятие — СПК «Черневский» Дрибинского района — серьезно занимается овцеводством. На самом деле СПК с 2016 года этим уже не занимается. Об этом в официальном ответе «СГ» сообщил заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Игорь Брыло.

Да, действительно, овец в «Черневском» нет. За недостоверную информацию приносим извинения читателям. Причина, как пояснили нашему собственному корреспонденту по Могилевской области, в том, что овцеводство требует узкой специализации, специальных знаний, а вписаться в структуру крупномасштабного животноводства, ориентированного преимущественно на КРС, мелкокопытные не смогут. Овец не стало, но проблема овцеводства все так же актуальна. 

Статистика, увы, это подтверждает. Если на Могилевщине сегодня чуть больше 10 тысяч овец, то около 6 тысяч содержится на личных подворьях. В хозяйствах фермеров на 1 июля числилось 3726 овец. И только в двух сельхозпредприятиях занимаются овцами: в КСУП «Парижская Слобода» Костюковичского района содержится 445 голов и в ОАО «Глусский райагропромтехснаб» всего 80. «СГ» решила продолжить разбирательство.

История овцеводческого дела в «Парижской Слободе», прямо говоря, не блещет успехом. Здесь хоть и обрели статус племенного хозяйства, получили племенной скот, но удержать планку не смогли: начался падеж, причину которого до сих пор не установили. Получив несколько лет назад 150 племенных овец, нарастить поголовье, как планировалось, не смогли. По неофициальным подсчетам, в местной отаре пало около 900 животных. Причины? На поверхности их две: отсутствие сведущих в овцеводстве специалистов и интереса к этому занятию.

Но в области нашли решение и шанс спасти породистую костюковичскую отару, передав ее в руки бобруйскому фермеру Алексею Волчуге. Решение по нынешним временам неординарное, но, похоже, единственно верное. Фермер Волчуга хоть и молодой, но про овец знает гораздо больше специалистов с зоотехническим образованием. Сегодня его собственная отара в 700 голов в деревне Миратино под Бобруйском чувствует себя отлично, но самому Алексею с соратниками тоже пришлось пережить эпопею с падежом. Но эти трудности вывели активного и увлеченного предпринимателя на экспертный уровень в овцеводстве:

— Большими трудами, но смертность в своей отаре мы победили. Это на первый взгляд овцы неприхотливы, на самом деле они очень ранимые создания. Есть тонкости в кормлении. Один анализ на исследование причин смертности в Экспериментальном институте животноводства в Жодино обошелся в 1,5 тысячи рублей. Но мы нашли причину. Изучая новое для себя дело на практике, я объездил практически все овцеводческие хозяйства страны, пригласил на работу пастуха из Грузии, консультировался с уроженцами Кавказа, у которых знания об этом уже заложены в генах. Теперь я знаю и причину падежа в «Парижской Слободе»: овец выводили пастись на люцерновые поля, а им категорически нельзя азотистыми травами питаться.

Два года на одном энтузиазме Алексей Волчуга сражался за своих овец. Это было и остается делом для души. Спасало ситуацию то, что этот предприниматель имеет бизнес в Минске, и все деньги от прибыльного столичного дела он вкладывал в фермерство, о рентабельности которого пока можно только мечтать. Каждый месяц на своих овец он тратит от 5 до 10 тысяч рублей, выплачивает взятый на старте кредит. А продает за год 40 баранов по 50 долларов за каждого. Говорить о реализации шерсти и шкур не приходится — изделия местной выделки с новозеландскими или израильскими просто не в состоянии конкурировать. В какой-то момент наступило отчаяние.

— Весной пошел на прием к председателю Бобруйского райисполкома Павлу Найдену с намерением отказаться от фермерства, — рассказывает Алексей. — А он мне в ответ предлагает поддержку, выделяет 400 гектаров земель. В Могилевском облсельхозпроде обещают помочь с овсом. Далее возникает идея с костюковичскими овцами. У меня открылось второе дыхание. Ведь вывести овцеводство на рентабельность можно только за счет увеличения поголовья до 2,5 тысячи ярочек в стаде и выхода на племенную работу.

Шкловский фермер Фарадж Абдул Хамид еще один из ярких и преданных подвижников овцеводства. В деревне Сапроньки в 2013 году ему выделили старое полуразрушенное здание и 24 гектара неудобиц для пастбища. Каменистая почва, заросшая сорняками, по душе барашкам и ярочкам его отары. Но вот сам бизнес все эти годы буксует, признается Фарадж. В овцеводство вложены деньги от продажи квартиры, цеха по производству комбикормов. Но прибыли не видно. А проблем хоть отбавляй. Даже выделанные шкуры реализовать невозможно — партию пришлось просто захоронить. Сено хранится под открытым небом: пока не удалось даже навес для хранения построить, на это надо аж 60 тысяч долларов. И кредит уже банки не дают — все имущество под залогом. Тем не менее ни уныния, ни разочарования белорусский сириец не испытывает — трудится, продолжает нахваливать любимых животных и всегда готов вдохновенно прочитать увлекательную лекцию об их пользе.

Обещанная государством поддержка ныне для каждого овцевода — новая надежда. Но кто лучше их самих понимает, каким серьезным должен быть комплекс мер. Фарадж, например, говорит о подготовке грамотных специалистов, освоении непаханого поля проблем в сфере реализации овечьей шерсти и шкур, о культуре питания и пользе баранины.

— Чтобы ввести в рацион наших соотечественников баранину, надо в государственных масштабах проводить большую просветительскую кампанию о пользе и качествах этого мяса. Это мое обращение и к Министерству сельского хозяйства и продовольствия, и к Министерству здравоохранения. Баранина должна занять достойное место на столе. В этом не просто выгода овцеводов, это забота о здоровье людей.

Постановлением Совета Министров в Могилевской области предусмотрен рост численности поголовья овец к 2020 году до 11,5 тысячи голов. А к 2025-му необходимо дорасти до 25 тысяч. И главной движущей силой в выполнении этой задачи могут стать фермеры-овцеводы. Они стихийно и органично обосновались практически в каждом районе области, подобрав на песчаных сухих землях неудобицы под пастбища. Практически каждый из них до сих пор шел в этом деле на голом энтузиазме, не благодаря, а вопреки реальным условиям. Теперь с поддержкой государства у них появляется надежда получить доход от любимого дела, поставить его на основательные рельсы.

Начальник отдела интенсификации животноводства и племенного дела Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию облсельхозпрода Андрей Цыркунов считает, что овцеводческий профиль животноводства требует узкой специализации:

— В решении задач по развитию овцеводства стоит полагаться именно на фермеров — у них знания, опыт и даже вдохновение. Но при этом коренных перемен требует подход к расчетам рентабельности отрасли. Пока нельзя поставить знак равенства между расходами и доходами. В прошлом году услуги по стрижке овец стоили от 2,5 до 5 рублей за голову. А ОАО «Смиловичская валяльно-войлочная фабрика» закупает полутонкую шерсть по рублю с НДС за килограмм. При настриге шерсти 2,5—4,5 килограмма с овцы налицо убыточность стрижки даже без учета затрат на содержание животного. Обязательные исследования кож на сибирскую язву в областной ветлаборатории — 2,28 рубля за пробу, в Бобруйске — 2,44, в Климовичах — 2,11. А Витебский меховой комбинат принимает шкуры по цене от 2,8 до 4 рублей. В перспективе фермерам просто необходимы новые возможности предоставления льготных кредитов для приобретения техники, заготовки кормов, строительства новых объектов для содержания овец.

Источник