Домой Новости В стране Сельхозпредприятие обанкротилось и ликвидировано. Что ждет работников?

Сельхозпредприятие обанкротилось и ликвидировано. Что ждет работников?

52
0

Большие Стайки получили большой шанс

Наш корреспондент изучил перспективы развития обанкротившегося предприятия в Городокском районе.

«ГОРОДОКСКИЙ райагропромснаб» — открытое акционерное общество с долей госсобственности более 99 процентов, в котором в лучшие времена трудились полтысячи человек, — обанкротился и ликвидирован четыре года назад. Его недвижимость продается до сих пор. Недавно, к примеру, принадлежавшую ему ферму в деревне Большие Стайки за 127 тысяч рублей на аукционе «Витебскоблимущества» выкупили соседи — сельскохозяйственное унитарное предприятие «Северный». Любопытно, что цена сделки превысила начальную стоимость более чем в 300 раз. Мы связались с руководством «Северного» и поинтересовались, насколько целесообразна покупка, каковы планы развития фермы. Кроме того, решили вспомнить историю райагропромснаба, который в Городке сокращенно называли РАПСом, и разобраться, почему его финал оказался столь плачевным, как его ликвидация отразилась на рынке труда района, повлияла на конкретных людей.

Улучшить условия, поднять зарплаты

Чтобы попасть в Большие Стайки, с шоссе Витебск — Городок необходимо свернуть влево перед самым райцентром. Вокруг — леса, озера. Красота! Чего не скажешь про внешний вид шести телятников — они явно требуют ремонта. Директор «Северного» Александр Глинский показывает лучшее помещение и утверждает, что крупный рогатый скот поставят в нем месяца через полтора:

— Когда РАПС ликвидировали, ферму арендовала Городокская птицефабрика. После того как арендаторы забрали животных, один сарай мы уже побелили, дезинфекцию провели, ворота установили. Воду нужно подключить, и можно первых 80 бычков ставить. Один сарай 200 голов вмещает, до зимы его заселим. Чтобы заработали остальные, понадобится около года. И деньги, превышающие сумму, выложенную на аукционе. От некоторых телятников только каркасы остались. Крыши прохудились. С навозоудалением проблемы необходимо решать.

Директор «Северного» Александр Глинский показывает лучшее помещение и утверждает, что крупный рогатый скот поставят в нем месяца через полтора.
Помимо телятников на аукционе «Северный» приобрел два склада, кормоцех, дом животновода, пожарное депо… Стоило ли выкладывать за все это солидные деньги? Глинский считает, стоило:

— Мы входим в агропромышленное объединение Витебского мясокомбината и занимаемся в основном молочным животноводством. Дойного стада у нас 1300 голов, продуктивность хорошая, динамика надоев положительная. Чтобы прибавлять и дальше, в Больших Стайках будем выращивать нетелей. И быков как сырье для головного предприятия. Проблем с кормами не будет. Земельные угодья вокруг наши.

В Больших Стайках сейчас едва ли сотня жителей, и те в основном пожилые. Как и в соседних Островлянах, Войханах. Будет ли кому работать на ферме? По словам Александра Николаевича, для ее обслуживания достаточно 17 человек:

— Молодежь вряд ли заманишь, а вот опытные работники уже звонят с просьбами о трудоустройстве. Им здесь удобнее, чем, к примеру, в Городок ездить. На первый сарай я уже готов трех человек взять. Предпочтение отдам тем, кто трудился здесь раньше.

Сторож Петр Горлачев в Больших Стайках с момента открытия комплекса в 1993-м.
Один из таких работников — 60-летний Петр Горлачев. В Больших Стайках он с момента открытия в 1993-м:

— Сначала комплекс совхозу-техникуму принадлежал, потом совхозу «Озерный», а когда в 2000-х сельхозпредприятия объединять стали, вошел в райагропромснаб. Я здесь инженером был, слесарем, кормачом… Сначала привесы хорошие давали. Денег хватало, чтобы корма в Бресте и Гродно закупать. В последние годы, правда, все стало намного хуже, если не сказать больше. Как сторожу мне сейчас минималку платят. До пенсии нужно как-то дотянуть. С птицефабрики, которая ферму арендовала, нужно уволиться и устроиться в «Северный».

Директор «Северного» обещает и условия труда улучшить, и зарплаты поднять:

— Сторожа сейчас во времянке ютятся. Это не серьезно! Для них комнату в здании бывшего пожарного депо оборудуем. Печку поставим, чтобы зимой было где переодеться и обогреться. Зарплаты же от привесов и надоев зависят. Если доярка с руками и головой, у нас она до тысячи рублей зарабатывает.

Решение о ликвидации

Теперь об истории вопроса. Появился райагропромснаб, к слову, в 2003-м после преобразования районного предприятия по материально-техническому снабжению агропромышленного комплекса. С 2004 года к нему присоединили едва ли не десяток отстающих колхозов и совхозов. Они и утянули флагмана на дно: в 2016-м задолженность предприятия превышала 7 миллионов рублей. Когда счета арестовали, а выручку стали списывать в пользу кредиторов, люди начали увольняться. Некоторые фермы вместе с работниками передали под управление других сельхозпредприятий. Накануне ликвидации там трудились 150 человек.

Один из них, водитель грузовика Евгений Белоусов, вспоминал тогда, что в рай­агропромснабе оказался после того, как в него вошла райсельхозхимия:

— При Союзе мы все колхозы района обеспечивали доломитовой мукой и удобрениями. Перед объединением были, пожалуй, самой богатой организацией района. Затем, к сожалению, крестьянский труд стал обесцениваться. Руководители РАПСа (зачастую люди без надлежащего опыта) менялись часто. Вот и загнали предприятие в долговую пропасть…

Когда шла процедура банкротства, главный зоотехник фермы «Веремеевка» Жанна Янченко рассказывала, что зарплату платили исправно, удои молока увеличились… По ее словам, даже тогда РАПС не был самым слабым сельхозпредприятием района. Однако рассчитываться с кредиторами уже не мог. Сельчане задолжали энергетикам, не могли заплатить налоги, рассчитаться с банковскими ссудами, за удобрения, технику, взятую в лизинг. Поэтому экономический суд Витебской области вынес решение о его ликвидации.

Вдохнуть вторую жизнь

По словам первого заместителя председателя — начальника управления по сельскому хозяйству и продовольствию Городокского райисполкома Сергея Ермаковича, после ликвидации РАПСа власть делала все, чтобы не потерять трудовые ресурсы и не снизить объемы производства:

— Фермы с КРС передавали в аренду более сильным сельхозпредприятиям. Механизаторов переводили в другие организации вместе с тракторами, которые были взяты в лизинг. Я тогда на Городокской птицефабрике был заместителем директора по сельскому хозяйству. Мы специально встречались с работниками райагропромснаба — доярками, механизаторами, скотниками, — агитировали к нам перейти. Помню, в районе тогда определенная конкуренция возникла, чтобы заполучить лучших специалистов. Всех желающих трудо­устроили.

В ходе ликвидационного производства продали большую долю имущества РАПСа. Тогда этим занимался антикризисный управляющий. Оставшуюся часть взял на баланс и распродает Городокский райисполком.

Главный специалист райсельхозуправления Ирина Вышилова поясняет, что Большие Стайки — первый объект, проданный таким образом:

— Это не совсем профильное занятие для нас. К тому же на многие объекты банкрота приходится оформлять правоустанавливающие документы. Это и время, и расходы. С другой стороны, Указ Президента № 169 позволяет реализовывать их за одну базовую величину. Если же, как в случае с Большими Стайками, стартовая цена повышается, солидные деньги пополняют районный бюджет.

По мнению Сергея Ермаковича, у «Северного» есть все, чтобы вдохнуть вторую жизнь в Большие Стайки. Сегодня это крупное сельхозпредприятие доит в день 23 тонны молока и занимает второе место в районе по его валовому производству.

В ближайшее время планируется провести пять аукционов по продаже ферм в Березовке, Веремеево, Москаленятах, Слободе и Веремеевке, чтобы вовлечь в хозяйственный оборот оставшееся имущество обанкротившегося РАПСа.

Источник