Домой Новости В стране СОЮЗМОЛОКО: «Себестоимость производства молока остается высокой…»

СОЮЗМОЛОКО: «Себестоимость производства молока остается высокой…»

67
0

Индекс операционной себестоимости производства молока (RMCI) в марте 2021 г. составил 99,4%, себестоимость за месяц снизилась на 0,6%, но, по-прежнему, остается на очень высоком уровне из-за удорожания большинства статей затрат в течение прошлого года (на 18,2% превышает соответствующее значение в марте 2020-го). Такие предварительные данные подготовил аналитический центр Союзмолоко (РФ).

Последовательное снижение операционной себестоимости производства молока в начале года носит сезонный характер и проявляется по мере наращивания надоев. Также в марте замедлился рост цен на высокоэнергетические корма (среднероссийский показатель цен на растительные жмыхи, по данным Росстата, снизился на 0,5%) и фуражное зерно (-4,6%), стабилизировались тарифы на электроэнергию (-6,0%) после февральского роста. Однако продолжающееся повышение цен на дизельное топливо и минеральные удобрения, сохранение в ряде регионов России тенденции к повышению цен на высокоэнергетические корма и комбикорма, усиление инфляции, повышение стоимости привлекаемых трудовых ресурсов – все эти факторы не позволяют аграриям снижать операционную себестоимость производства молока.

Сопоставимый прирост в годовом выражении отмечался и по итогам декабря 2020 г., что свидетельствует о замедлении темпов роста. Однако рост затрат по ключевым статьям себестоимости в конце 2020 г. и начале 2021 г. будет иметь отложенный эффект и продолжит оказывать влияние на себестоимость в течение 2021 г.

По уточненным данным, в январе 2021 г. операционная себестоимость производства сырого молока снизилась за месяц на 2,1%, в феврале – на 2,0%. Корректировка январского значения прироста операционной себестоимости обусловлена проведенным ФСГС (Росстат) уточнением значений средних цен в январе 2021 г. на растительные жмыхи, а также возобновлением публикации информации о ценах на минеральные удобрения, приобретаемые аграриями (при первоначальной оценке значений индекса RMCI в январе – феврале 2021 г. ввиду отсутствия данных о ценах на минеральные удобрения для сельскохозяйственных товаропроизводителей в расчете учитывалась стоимость минеральных удобрений для всех потребителей российского рынка).

В сравнении с началом 2017 г. себестоимость производства молока в марте 2021 г. оставалась, по предварительным данным, на 33,6% выше, в январе 2021 г., по уточненным данным, – на 37,0% выше, в феврале – на 34,3% выше.

Основными драйверами роста себестоимости в течение последних лет выступают корма, заработная плата, девальвация национальной валюты, электроэнергия, дизельное топливо и общая инфляция.

В 2020 г. темпы роста себестоимости существенно выросли. Этому способствовало, прежде всего, существенное удорожание кормовой базы, а также ослабления курса рубля в течение года и повышение цен на минеральные удобрения к его концу. В начале 2021 г. сохраняется тенденция удорожания минеральных удобрений и кормов, ускорение инфляционных процессов. Все обозначенные факторы способствовали выведению себестоимости производства молока на новый высокий уровень, который для многих хозяйств оказывается неприемлемым, в связи с чем принимаются решения либо о сокращении поголовья КРС и переориентации деятельности, например, на растениеводство, либо о трансформации рационов с целью их удешевления, что влечет снижение молочной продуктивности и объемов производства молока. Обозначенные явления не носят массового характера, но могут рассматриваться в качестве сигналов рынка об ухудшении экономического состояния производителей молока.

В то же время, как указывают эксперты Союзмолока, средние закупочные сопоставимые цены на сырое молоко с января 2017 года по март 2021 г. выросли только на 6%, а годовой темп роста сопоставимых цен составил около 3% (март 2021 г. – к марту 2020 г.). Тем не менее, по данным Росстата, в марте 2021 г. цена товарного молока составила 27,4 руб./кг без НДС (3,4% жир, 3,0% белок), что соответствует историческому максимуму для этого месяца. До этого наибольшее значение уровня цены в марте было достигнуто в 2020 г., когда средняя цена на сырое молоко составила 26,4 руб./кг.

Девальвация национальной валюты в марте и сентябре 2020 г. способствует росту затрат на импортные товары, что находит отражение в повышении соответствующих статей затрат в себестоимости производства молока по мере вовлечения в производство импортированных товаров по более высокой цене. Проведенный анализ показал, что часть товаров с существенной долей валютных затрат в себестоимости вовлекается в производственный процесс в течение 1-2 месяцев (например, это затраты на ветпрепараты и медикаменты, средства дезинфекции, запчасти и т. п.), другие категории товаров относятся на себестоимость произведенной продукции в течение более длительного периода (амортизация оборудования, стада). Таким образом, в I квартале 2021 г. усиливалось влияние на себестоимость осеннее ослабления рубля в РФ…

СПРАВОЧНО

Индекс RMCI был запущен Национальным союзом производителей молока в 2017 году и создан для снижения волатильности и повышения предсказуемости на молочном рынке. Расчет произведен с помощью экономико-математической модели для оценки изменений себестоимости производства сырого молока и ключевых статей затрат. Уже сегодня учет Индекса RMCI активно используется в работе производителей и молокоперерабатывающих предприятий и благоприятно отражается на их экономической устойчивости.

Комментарий www.agrolive.by

«Экономическая оценка в ситуации турбулентности дает сбои…»

А что же в Беларуси? Ведь колебания на российских рынках (валютном, финансовом, продовольственном) неизбежно отражаются на отечественной экономике. Аграрная, кроме всего прочего, экспортно –  очень сильно завязана на рынок ближайшего соседа и пока еще стратегического союзника.

С просьбой прокомментировать вышеизложенную аналитику от Союзмолока мы обратились к Олегу ДЫМАРУ, доктору технических наук, профессору, эксперту в области молокопереработки.  

– А повышение цен действительно будет. Нам бы, впрочем, гиперинфляции избежать. Но там – совсем другие причины (глобальные) и (по)следствия (тоже), – полагает собеседник. – Интересно другое: по моим сведениям, недавно в НАН публично озвучили, что, оказывается, не исключены проблемы со сбытом сельхозпродукции. Из-за того, что все кругом – начиная с России и заканчивая ее «заклятым другом» ЕС – закрываются по поводу импорта. Неожиданно.

– Наверное, все-таки – неожиданно для местных начальников? И, возможно, у нас все-таки стоит говорить не о гиперинфляции, а о чем-то вроде – «более серьезные инфляционные процессы, чем те, о которых пишут эксперты Союзмолока»?

– Я прогнозировал потенциальные проблемы со сбытом в Россию уже давно. Статьи и сообщения, в том числе и на www.agrolive.by – в наличии. Нашей стране помогло чудо – контрсанкции 2014 года. Но развитие собственного производства у соседей неумолимо. И нам уже нужно думать, как будем защищать свой рынок от молочных продуктов с Востока.  Ставки сделаны, попкорн куплен, занимаем места в зрительном зале, – отвечает эксперт. – Тут ведь не только и не столько – внутренние проблемы. Меняются условия работы во всем мире. Идет большой сдвиг в планетарной экономике.

– Условия меняются из-за пандемии коронавируса? И – безвозвратно?

– Безвозвратно и, на мой взгляд, вовсе не из-за ковидобесия. Очевидно, что экономика или даже – шире – условия хозяйствования изменяются   кардинально. В это неопределенное, турбулентное, время применять привычную и понятную оценку в деньгах (себестоимость) не совсем корректно. Тут, скорее, надо переходить (возвращаться) к более натуральным величинам: штука, кг, человеко-час и т.п. При переходе в эту плоскость картина будет совсем иной…

И да, в громадном выигрыше будут вертикальные организации, в которых не будет или будут сильно ограничены внутренние денежные отношения: холдинги – как выстраиваются в России, кооперативы – как в Новой Зеландии и ряде стран Западной Европы. Ну, и наши связки «колхоз – переработка» тоже имеют шанс. Но тут необходимо (это – мое частное мнение) принципиальное решение: отделить колхозы от государства – исключить административное вмешательство в экономические отношения между производителями сельхозсырья и переработчиками на уровне райисполкомов. Это самое вмешательство просто не будет успевать (да и никогда не успевало) за скоростью изменения ситуации (раньше ситуация была более статична). Да и масштаб видения у районной власти не отвечает глобальности проблем. И, как ни странно, должна вырасти координирующая роль министерств сельского хозяйства и продовольствия, иностранных дел и ветслужбы (да, знаю, что она в подчинении у Минсельхозпрода, но это другое ?).

– То есть – наметился возврат к натуральному хозяйству?! В этой связи – не кажется ли вам, что агроуправленцы местные как-то странновато реагируют на резкое изменение ситуации? Скорее: делают вид, что реагируют?..

– Я не говорил про возврат к натуральному хозяйству. Сказал о том, что надо менять систему оценки эффективность работы отрасли (молочной, в данном случае). Экономическая оценка сейчас дает очень большую погрешность. Пройдем турбулентность – к ней вернемся.

А что до наших рулевых… Есть ощущение, что в их рядах присутствуют последователи карго-культа*. Ну, и видна растерянность: как же так? Вроде, все делаем, как раньше, ан, нет – не выходит…

СПРАВОЧНО

*Ка?рго-культ, или культ ка?рго (от англ. cargo cult – поклонение грузу), также религия самолётопоклонников, или культ Даров небесных – термин, которым называют группу религиозных движений в Меланезии.

Карго-культ является проявлением «магического мышления» (убеждение о возможности влияния на действительность посредством символических психических или физических действий и/или мыслей), а также может служить иллюстрирующим примером к третьему «закону Кларка», который, как известно, гласит: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии».

Источник