Домой Новости В стране Вице-премьер Беларуси Александр СУББОТИН: «Отталкиваясь от здравого смысла, мы решили с началом...

Вице-премьер Беларуси Александр СУББОТИН: «Отталкиваясь от здравого смысла, мы решили с началом 2021 года отменить госрегулирование цен на сахар…»

110
0
Сахарной отрасли Беларуси в последние годы приходилось несладко. Перепроизводство сахара в ЕАЭС и падение цен поставили под угрозу рентабельность заводов. Чтобы стабилизировать ситуацию, понадобились меры поддержки. Что сейчас происходит в сахарной отрасли, почему конкуренция стала жестче, будут ли продлевать регулирование цен на сахар и почему белорусский сахар в России дешевле, в интервью БЕЛТА рассказал заместитель премьер-министра Республики Беларусь Александр СУББОТИН.

– Какая сейчас ситуация в сахарной отрасли Беларуси?

– Сахар – один из основных продуктов в потребительской корзине, поэтому сахарная отрасль имеет стратегическое значение. В Беларуси четыре сахарных завода – два в Минской области, по одному – в Гродненской и Брестской. В свое время задумывались о строительстве сахарного завода в Бобруйске, но в итоге этого не произошло – из-за перенасыщения рынка.

Заводы в разной степени модернизированы, в большей степени – Слуцкий сахарорафинадный комбинат. Модернизация повысила эффективность работы предприятий. Потери сахарозы в производстве снижены на 50%, содержание сахарозы в мелассе (побочный продукт сахарного производства) уменьшено на 24%. В 2019 году выход сахара составил 14,27% (в 2018-м – 14,14%). Потери сахара в производстве составили в среднем 0,37% к массе свеклы, (в 2018-м – 0,53%), увеличена степень извлечения сахарозы до 84,41% к массе свеклы (в 2018-м – 83,33%), снижен расход энергоресурсов.

Но после модернизации предприятия оказались немного закредитованы. Дополнительное давление было со стороны неблагоприятной внешней конъюнктуры. Главной проблемой падения эффективности работы сахарной отрасли стало мировое перепроизводство сахара и его профицит на рынке ЕАЭС. Значительно укрепили свои позиции на сахарном рынке Россия и Казахстан.

На фоне этого выдвигались предложения остановить какое-то из предприятий. Но надо понимать, что это – особые технологии и кадры. Если остановить завод на год, потом его очень сложно будет запустить. Мы стараемся создавать условия, чтобы все четыре предприятия работали каждый год.

В работе сахарных заводов есть определенная специфика: они перерабатывают урожай несколько месяцев в году. Поэтому надо думать, как их догрузить в остальное время, чтобы повысить рентабельность. В этом направлении развивается Городейский сахарный комбинат, где есть производство джемов, соусов. В то же время любое расширение ассортимента требует нового оборудования или модернизации имеющегося, а это – снова дополнительные кредиты. Поэтому надо руководствоваться здравым смыслом – если это целесообразно, тогда линейку продукции можно расширить.

Можно по опыту Бразилии делать из сахара этанол. Строительство одного такого завода с нуля оценивается примерно в $30 млн. В масштабе страны это – не гипербольшая сумма, но надо все просчитывать.

Глава государства сказал, что с 1 января 2021 года – мы в свободном плавании. Заводы будут двигаться к рыночным условиям. Может, какие-то преференции останутся, но не так массово, как раньше. Например, остается госзаказ на сахарную свеклу.

Концепция работы сахарных заводов должна заключаться в сохранении действующих производств с дальнейшей оптимизацией затрат и выходом на безубыточную работу.

– На какие показатели рассчитываете в новом сезоне переработки? Удается ли сдерживать рост запасов сахара?

– С учетом погодных условий урожай сахарной свеклы в прошлом году оказался ниже уровня 2019 года на 20%, валовый сбор – на уровне чуть более 4 млн т.

Из ожидаемого урожая заводы произведут около 530 тыс. т сахара (78% к уровню 2019-го). При этом хочу отметить, что выращенного урожая хватит для обеспечения внутреннего рынка в полном объеме, и республика не останется без сахара, излишки будут реализованы на экспорт. О сверхнормативных запасах речь сегодня не идет, они с учетом начала сезона переработки находятся в пределах нормативных значений.

– Можно ли как-то застраховаться от высокой волатильности цен на мировом рынке сахара?

– Рынок сахара очень волатилен, цены зависят от большого количества факторов. Основной маркер по цене определяется на Лондонской фондовой бирже. На цену влияет многое: начиная от погодных условий и урожая и заканчивая тем, как наши конкуренты планируют дальнейшее развитие сахарной отрасли.

Цена на сахар зависит даже от цены на нефть. Когда нефть растет в цене, дорожает и топливо. Тогда ряд заводов в Южной Америке начинает перерабатывать тростниковый сахар в этанол. Соответственно, объемы сахара-сырца на рынке снижаются и цены на сахар растут. Если же наоборот, как мы видим в последние год-два, цена на нефть падает – топливо немного дешевеет и теряется смысл перерабатывать сахар в биотопливо.

Один из способов застраховать риски – анализ рынка и его перспектив, чтобы заключить долгосрочные контракты на пике цены.

– Повлияла ли каким-то образом пандемия на этот рынок?

– Во время пандемии на рынок сахара влияли две разнонаправленные тенденции. С одной стороны, сократилось потребление сахара в сегменте HoReCa, что связано с ограничениями в работе ресторанов и кафе. С другой стороны, в условиях самоизоляции люди стали больше заниматься домашней выпечкой. Так что, по оценкам мировых экспертов, первая волна пандемии существенно не повлияла на потребление сахара.

– Удалось ли провести полноценную диверсификацию экспортных   поставок?

– Первое и самое главное – обеспечить сахаром внутренний рынок. Исходя из этого, мы планируем госзаказ и площади посевов. Все, что сверх того, продаем на экспорт. За 9 месяцев 2020 года отгружено на зарубежные рынки 361 тыс. т сахара на сумму $112 млн. Этому способствовала диверсификация внешних рынков. Если в 2019 году 73,3% экспортных поставок сахара приходилось на Россию, то в 2020 году – уже на уровне 39,6%.

Впервые в истории белорусских сахарных заводов в 2020 году концерну «Белгоспищепром» выделена квота на поставки сахара в Китай в размере 20 тыс. т, которые мы успешно отгрузили. Сейчас обсуждается контракт еще минимум на 10 тыс. т.

В этом году белорусским производителям удалось выйти на африканский рынок и поставить 8,3 тыс. т на сумму $2,5 млн в страны, где отсутствуют собственные производственные мощности сахара. Это Гвинея, Нигер, Бенин, Гана, Джибути, Сомали. Эти рынки – высокомаржинальные.

В то же время основными покупателями белорусского сахара остаются страны СНГ. Туда за 9 месяцев поставлено 315,7 тыс. т сахара на общую сумму $98,1 млн, в том числе в Россию 143,9 тыс. т на $44,6 млн.

Мы идем по треку расширения наших поставок. Моя позиция: чем больше стран будет открыто для торговли с нами, тем лучше. Мы должны «держать полку», или свой сегмент, в каждой стране. И потом, в зависимости от условий, расширять поставки либо сужать, как нам будет выгоднее. С нуля зайти в страну и там начать продавать – очень тяжело. А когда мы там имеем имя, стабильные контракты (пусть небольшие), тогда увеличить объемы поставок проще. Поэтому мы будем и дальше идти по пути диверсификации.

– Целесообразно ли Беларуси отказываться от импорта сахара?

– Что касается ввоза сахара из стран ЕАЭС, то поставки ведутся в соответствии с ежегодно согласованными совместными балансами спроса и предложения на сельхозпродукцию, в том числе сахар. Так, за 9 месяцев этого года Россия поставила в Беларусь 35,2 тыс. т. сахара (меньше на 38%).

Импорт сахара из третьих стран в Беларусь практически отсутствует. Это объясняется высокой тарифной защитой ЕАЭС в отношении сахара ($340 за т).

– Чем можно объяснить, что белорусский сахар в России продается дешевле, чем у нас?

– Что касается стоимости внутри страны, то есть уровень, ниже которого нельзя снизить цены, чтобы не «убить» свои сахарные заводы. Есть много игроков, которые хотят, чтобы мы освободили свой рынок для чужого сахара. Поэтому снижение цены многие могли бы использовать, чтобы остановить наши заводы. И это закон экономики – когда своего товара не оказывается на рынке, то его импортный заменитель будет дороже. Т.е. в любом случае обычный потребитель проиграет. Поэтому нужен баланс цен, чтобы сахарные заводы могли устойчиво работать.

Что касается цен на наш сахар в России… Чтобы заработать, излишки сахара нужно продать, однако цены волатильны и нет возможности несколько лет ждать, пока цена поднимется. Мы все равно должны присутствовать на экспортных рынках, чтобы заработать валюту для страны. Чтобы конкурировать на российском рынке, в случае с сахаром были вынуждены цену немножко понижать, дабы он там продавался.

– Госрегулирование цен на сахар – продолжится ли в 2021-м году?

– Основные товары, такие как хлеб, соль, спички, сахар, должны быть доступными. Пусть, например, авокадо дорого стоит, потому что это – не продукт первой необходимости, но цены на основные товары должны быть приемлемыми. Именно с этим было связано регулирование цен на сахар.

Позиция правительства – надо отталкиваться от здравого смысла. Со следующего года мы решили пока не регулировать сахар, потому что цены выровнялись и не требуют такого пристального внимания. Но, все равно, мы будем стараться поддерживать нашего производителя, чтобы продукция, в качестве которой мы уверены, была на полках и попадала к потребителю.

– Что будет с сахарными заводами Беларуси после вступления страны во Всемирную торговую организацию?

– Во всем мире поддерживают своего производителя, причем, делают это агрессивно. Особенно сложный 2020-й показал, что девальвируются все мировые договоренности.

Де-факто мы уже работаем в окружении стран, которые являются членами Всемирной торговой организации, и вынуждены выполнять требования ВТО. Но, не будучи членами организации, мы не можем пользоваться всеми преференциями ВТО.

Что касается сахарной отрасли, думаю, будет еще более жесткая конкурентная борьба. Когда мы вступим в ВТО, другие страны станут более агрессивно и настойчиво двигаться на наш рынок со своим сахаром. Конечно, тростниковый – при складывающихся погодных условиях будет конкурентоспособнее.

Существует большая вероятность, что сахарной отрасли будет нелегко. Именно поэтому надо сейчас проработать выпуск новых продуктов из сахара, чтобы не просто остаться на этом рынке, но и преуспеть…

Источник