Домой Новости В стране Вместе с участковыми инспекторами Полоцкого РОВД мы искали по деревням самогонные точки

Вместе с участковыми инспекторами Полоцкого РОВД мы искали по деревням самогонные точки

48
0

Баню днем топит – значит, гонит

Только в этом году за изготовление, хранение и реализацию самогона в районе к ответственности привлекли почти сто человек. В большинстве своем деревенских жителей. Изъято больше 1150 литров запрещенной алкогольной продукции. Наш корреспондент напросилась в профилактический рейд вместе с сотрудниками Полоцкого РОВД.

Участковые инспекторы милиции Андрей Катушонок и Игорь Чечулов уверены, что в работе на селе есть свой особый колорит.
НЕ один десяток историй в тему наберется у участковых инспекторов Игоря Чечулова и Андрея Катушонка. Даже бывалым самогонщикам их не провести. Пытаться, конечно, пытаются, признает Андрей Катушонок, который отвечает за Вороничский и Гомельский сельсоветы:

— Но все их уловки, тайники и отговорки для нас уже как открытая книга. Хотя каждый новый эпизод уникален по-своему. Например, зимой вместе с ОМОНом отрабатывали «точку» в Близнице. О том, что одна из жительниц агрогородка занимается самогоноварением, знали не понаслышке. До этого уже ловили на «горячем». В тот раз приехали к ней домой, долго звонили, стучали в дверь — ноль реакции. Свет в окнах говорил о том, что в квартире кто-то есть. Спустя какое-то время нам открыли. Хозяйка с порога заявила: «Ищите, у меня ничего нет».

В семье явно не подумали, что кто-то из сотрудников милиции будет ждать под балконом. И промахнулись. Спустя пару минут в дом уже заводили хозяйского сына. Воспользовавшись тем, что квартира на первом этаже, он решил «пристроить» выгнанный продукт в сугроб. Правда, и сам свалился вниз в спортивных штанах и шлепанцах. В тот вечер у горе-предпринимателей изъяли две сумки с самогоном. Солидный штраф заметно охладил желание ставить брагу. Надолго ли, покажут время и проверка.

— Тот случай, когда без профилактики не обойтись, — включается в беседу 29-летний Игорь Чечулов. Как и его коллега, до того как стать участковым на селе, служил в Полоцке. Сейчас обеспечивает закон и порядок в Бабыничском и Ветринском сельсоветах.

На периферии своя специфика, можно сказать, романтика, нет сомнений у Игоря Николаевича:

— Люди в деревне во многом доб­рее, проще. Каждый как на ладони. Все знают, что делается в соседнем дворе, но в чужой монастырь со своим уставом стараются не лезть.Профилактики много не бывает, а сельские жители милиционеров уважают, прислушиваются.
Но всякое бывает. Вот недавний случай в Фариново. По всем этажам трехэтажного дома витал стойкий запах сивушных масел. Вентиляция от специфического амбре соседей не спасала. А милиционеры смогли. Приехав в деревню, они быстро установили, что построить бизнес на «перегонке» решил местный рабочий. Сельчанина наказали рублем, самогонный аппарат изъяли, а жалобы о том, что мешают заработать живую копейку, выслушали с привычной стойкостью. Потому как хорошо осведомлены, чего стоит такая нажива на людском здоровье.

Пока вместе с участковыми инспекторами колесим по деревням с профилактическим рейдом, мне называют главные аргументы тех, кто вряд ли отложит змеевик в сторону. Сигналы о том, что кто-то изготавливает и продает самогон, поступают в отдел чуть ли не через день, делится Андрей Катушонок:

— Каждую «точку» проверяем. Чаще всего самогоноварением у нас промышляют пенсионеры или те, кто давно забыл, что такое ежедневно ходить на работу. Все, чем они попытаются откреститься, знаем наперед: «Гнала и буду гнать — не хочу жить на одну пенсию»; «Да я только для себя»; «Чем хуже мой самогон магазинных напитков?» На все это один ответ: не положено по закону.

Статья 12.43 («Изготовление или приобретение крепких алкогольных напитков (самогона), полуфабрикатов для их изготовления (браги), хранение аппаратов для их изготовления») четко прописывает и правонарушение, и наказание. Последнее варьируется от предупреждения до штрафа в 30 базовых величин. Это только в поговорке снаряд дважды не попадает в одну лунку. В сельских реалиях иначе. Если кто-то попался на самогоне, значит, может повторить. В тех же Вороничах трижды за 2019 год привлекали к ответственности одну и ту же сельчанку. В первый раз удалось изъять у нее под 40 литров браги. Дальше объемы были уже не те. Стандартное поведение нарушителей: зная, что в любой момент их могут проверить, стараются не держать в доме улик. Если сектор частный, самогон и аппарат прячут в сарае, погребе, бане, в пустующем доме неподалеку. В квартире крепкий самопальный напиток можно обнаружить в морозилке за плотной стеной полуфабрикатов или даже в матрасе. По зиме брагу, которой нужно тепло, держат у печки. Из тех же соображений растапливают баню, замечает Андрей Петрович:

— Если в будний день видно, как над ней вьется дымок, почти наверняка скоро можно наведываться в гости.

Заезжаем в Близницу, которая отливает красным золотом яблок. Ветви просто ломятся от сочных плодов. Главное, чтобы местный урожай пошел на варенье и компоты, а не в градус. На одной из улиц Андрей Катушонок указывает:

— Смотрите, сразу три дома, где занимались самогоноварением.

— Может, соседский подряд?

Участковый улыбается моей наив­ности:

— Что вы, они друг для друга конкуренты.

В планах участкового — проверить местных выпивох. Заходим в один из неказистых домов, и в нос бьет резкий запах грязного жилища и спиртного. Хозяйку сомнительных «апартаментов» когда-то привлекали за распитие самогона. «У меня все нормально, ничего не нарушаю», — быстро рапортует Татьяна. Сельчанке немного за 50, но ее серьезно потрепал алкоголь. А после самогонного «отдыха» женщина и вовсе лишилась работы. Понимают ли те, кто варят спиртное на дому, что тоже ответственны за это?.. 

Дожидаясь моих попутчиков возле машины, замечаю бодрую старушку с палками для скандинавской ходьбы. Радуюсь: модные веяния добрались и сюда, люди следят за своим здоровьем! Каково же мое удивление, когда узнаю, что бабушка-одуванчик не брезгует самогонной торговлей. Не так давно односельчанин на свою беду купил у нее бутылку, распил с сожительницей, и та, будучи под градусом, всадила ему нож в живот.

Большинство схожих историй начинаются именно так — с совместного возлияния. Плюс ко всему подпольный самогон еще и источник пищевых отравлений: при его производстве не соблюдаются технологические циклы, не всегда проводится очистка готового продукта от вредных примесей. И это не говоря уже о полной антисанитарии. Искоренить самогоноварение — нелегкая задача, но это не значит, что от нее можно отступить. Пусти все на самотек, и село захлебнется в сомнительном «вареве». На наших землях это понимали с давних пор. Еще в Великом Княжестве Литовском разрешалось гнать домашнюю «гарэлку» лишь перед большими церковными праздниками. И всегда находились люди, готовые переступить через запрет. Но и тогда, и сейчас от ответственности им не уйти.

НА ЗАМЕТКУ!

В Беларуси запрещено иметь любые аппараты по дистилляции жидкостей. Их считают самогонными, и в случае обнаружения милицией конфискуются. В России самогонные аппараты в свободном доступе, но стоит привезти их к нам — и наказания не избежать. Административным нарушением считается не только продажа крепкого алкоголя домашнего производства, но и его приобретение.

Источник